все записи



Дата: 04.06.2007
«Вестник строительного комплекса» № 45
Рубрика: ***

Александр Вахмистров: «Если появится раздражение, надо уходить с работы»


Текст: Андрей Теплоухов

Не так часто государственные мужи соглашаются общаться с журналистами на неформальные темы, однако вице-губернатор Санкт-Петербурга Александр Вахмистров стал редким исключением. В беседе с нашим корреспондентом он рассказал о многом: и о работе в команде губернатора Валентины Матвиенко; и о качествах, которыми должен обладать современный чиновник; и о том, как удается найти компромисс с населением; и о том, как отдыхает вице-губернатор.


– Александр Иванович, расскажите, пожалуйста, о том, как вы пришли на государственную службу.

– Для этого надо вернуться на несколько десятилетий назад, ведь я всю жизнь проработал на стройке. Был и плотником, и мастером, и начальником участка в тресте №36 Главзапстроя. В 1985-1987 годах работал начальником строительного управления №339 Главзапстроя. В 1988 году перешел на работу в совместное строительное предприятие. А уже в 1994 году меня пригласили на государственную службу – в Комитет по строительству – создавать инвестиционный блок. Сейчас это ГУ «Управление инвестиций». Кроме того, занимался вопросами привлечения частных инвестиций и подготовкой крупных проектов развития территорий с использованием внебюджетных источников финансирования. Трудился на посту генерального директора ГУ «Центр по работе с кредитами банков». А в 2000-м меня пригласили на должность вице-губернатора Санкт-Петербурга, где я проработал до 2003 года. Затем пришла Валентина Ивановна, которая вновь пригласила меня на работу.

– С приходом Валентины Матвиенко произошли радикальные изменения в управлении городом. В команде губернатора трудятся и представители «старой» школы, и управленцы новой формации, в том числе люди, пришедшие из бизнеса. Как лично вам работается в таких условиях?

– Работается, без преувеличения, хорошо. И наверное, не столько потому, что сформирована такая профессиональная команда, сколько потому, что капитан такой. С Валентиной Ивановной, с одной стороны, работать легко, с другой – сложно. Легко потому, что она умеет слушать, умеет слышать, умеет доверять. Всегда есть возможность высказать свое мнение по какому-либо вопросу, но только до того момента, пока не принято решение. А трудно – потому, что губернатор действительно прекрасный руководитель, она все помнит до мелочей. Но, честно сказать, никогда не возникает желания что-то недоговорить или в чем-то обмануть. Это никому не нужно в таких делах, потому что за любой кажущейся мелочью скрывается большой пласт определенных вопросов, требующих незамедлительного решения. Поэтому работой с губернатором я полностью удовлетворен.

Что касается команды губернатора в целом, то люди – самые разные. Конечно, на первоначальном этапе были какие-то трения, но все о них уже давно забыли, все утряслось. Нынешнее взаимодействие с коллегами у меня предельно уважительное, мы работаем на доверии, друг друга поддерживаем. Если вдруг наши точки зрения не совпадают, мы высказываемся и все равно находим какое-то решение вопроса – либо сами, либо через губернатора. Ничего в этом нет плохого. Скажем, я считаю, что нужно строить больше социального жилья, а Комитет финансов полагает, что на это дело не надо выделять много денег.

– Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать современный чиновник, особенно тот, который работает в команде губернатора Санкт-Петербурга?

– Я думаю, любой чиновник должен иметь соответствующее профессиональное образование, чтобы понимать проблему глубоко. Кроме того, иметь опыт – не обязательно государственной службы, но своего рода определенного сложившегося мировоззрения.

Что касается работы в команде Валентины Ивановны, то приведу пример. Как-то один товарищ меня спросил: «А не пойти ли мне в чиновники?» – «В принципе надо пойти, – ответил я. – Но лишь до того момента, пока ты не начнешь понимать, что любой посетитель вызывает у тебя раздражение. Как только это почувствуешь, надо сразу уходить, потому что ничего хорошего из этого не получится».

– А этот человек сейчас работает?

– Нет, не работает. В свое время он пришел ко мне и сказал: «Все, я начал чувствовать раздражение, вспомнил ваш совет, пора уходить». И ушел в бизнес.

– Александр Иванович, в городе часто возникают разного рода эксцессы, связанные с новым строительством. Как вам удается находить компромисс в той или иной ситуации?

– Нужно уметь слушать и слышать людей. И уметь, наверное, признавать какие-то свои ошибки. Бывают ситуации, пятна застройки, где, несмотря на то что все сделано по закону, в конечном итоге принимается решение о нецелесообразности строительства.

Не должно быть тупиковых обстоятельств, в которых нельзя было бы найти компромиссное решение. Просто его надо найти вместе с жителями. Я действительно много с ними встречаюсь. Не могу сказать, что мне это очень нравится, я доволен. Но сказать, что меня это раздражает, – тоже не могу, иначе, как я сказал ранее, надо тогда уходить с работы. Вот недавно, например, в Калининском районе долго спорили с местными жителями. А после – совсем неожиданно – подошли три девушки и попросили сфотографироваться. Я не артист, конечно, но почему бы и нет. Потом подошли уже все жители… Я не знаю, что они будут делать с моей фотографией (дротики в нее бросать или просто выбросят), но это было их желание, и я его выполнил.

– Чем занимаетесь в свободное время, как проводите свой отпуск?

– Свободного времени бывает немного, в основном по субботам работаю. Но если такая возможность все же появляется, то сразу отправляюсь на рыбалку.

Раз в год нужно обязательно ненадолго (дней на десять) уехать отдохнуть. Обычно вместе с женой уезжаем на юг, в Эмираты. Правда, там тоже особо не отдохнешь, потому что очень много знакомых вокруг и все спрашивают о строительных делах в Петербурге. Вот на рыбалке о делах совсем не думаешь. Там одна мысль: «Почему рыба не клюет?»

Регулярно ходим с женой в театр. Особенно люблю Мариинский, хотя раньше очень любил БДТ. Посещаем также филармонию и гастрольные спектакли театров других городов. Кроме того, есть старенькая дача, где тоже надо что-то делать. В общем, быт у меня своеобразный.

– Может быть, расскажете нашим читателям какую-нибудь рыбацкую историю?

– Приехали мы однажды с приятелями на базу. Весь день рыбачили, но ничего не поймали. А вечером директор этой базы нам говорит, что мы, дескать, поздно начали. На следующий день мы встали в 4 утра, в 5 часов уже были в лодке. Ловим-ловим – опять ничего. И тут егерь нам объясняет, что мы, оказывается, рано начали… Не буду говорить, что мы ему ответили. Зато с тех пор я убедился: несмотря на то, что говорят, будто бы клев зависит от погоды, давления, фазы луны и много чего еще, на самом деле это – дело везения.

– Слышал, что вы заядлый автолюбитель?

– Я с удовольствием езжу за рулем, когда удается, скажем, на ту же дачу, но сейчас времени на это не хватает. Хотя в 1994-1995 годах мы с женой объехали всю Европу.

– Есть ли у вас любимые места в Санкт-Петербурге?

– Каких-то особых мест, куда бы можно было прийти и отдохнуть, нет. Можно назвать, скажем, Летний сад, но я уже года два там не был. Санкт-Петербург весь уникален, он интересен со всех точек зрения. Разные места проявляются по-своему – и набережные, и исторический центр, да и новые городские районы. Мне повезло, что, работая вице-губернатором, приходится много ездить. И я вижу, как в городе появляется много нового. А когда видишь очень много и понимаешь, как это делается, как это строится, что этому предшествует, то и на душе становится приятнее.

– Многие строительные компании нередко оказывают сегодня материальную помощь различным социальным объектам. Но одни это благое дело постоянно афишируют, другие помогают тихо, без огласки. Можно ли это считать социальной ответственностью бизнеса?

– Можно, конечно. Я считаю, что бизнес должен быть социально ответственным. Но афишировать это, кричать, что я, допустим, помог детскому дому, не надо. Я знаю много строительных компаний, которые регулярно оказывают спонсорскую помощь, сам к ним часто обращаюсь с просьбой оказать определенное содействие. Причем мы всегда говорим о том, чтобы компании не деньги дали, а сделали что-нибудь. Скажем, фирма, выпускающая окна, может поставить в детский дом новые окна. Другая компания может заменить сантехнику и т.д. И я считаю, что это правильно.

Многие помогают спорту, причем не мастерам, а детям. Одна из компаний, например, спонсирует детскую волейбольную команду, другая – помогает детской баскетбольной команде. В общем, надо делать что-то полезное для общества.

– У вас существуют какие-то неформальные отношения со строительным бизнесом?

– Знаете, так сложилось, что общение с бизнесом примерно наполовину происходит неформально. Это не означает, что мы сидим где-то за столиком в ресторане. Это значит, что мы сидим у меня в кабинете и разговариваем не только о каком-то конкретном вопросе, но и в принципе о развитии строительного рынка.

Однако специально заорганизовывать это дело не надо. Я давно знаю руководителей бизнеса, они тоже меня знают, мы говорим на «ты», поэтому мне всегда очень легко находить с ними общий язык. И бизнес всегда с пониманием относится к текущим проблемам города.


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад