все записи



Дата: 06.12.2007
«Вестник строительного комплекса» № 50
Рубрика: ***

Строительство высотных зданий: надо учиться на чужих ошибках


- Владимир Михайлович, как вы относитесь к идее строительства высотных зданий в Санкт-Петербурге?

- Сейчас в мире существуют три строительные тенденции. Первая – это строительство высотных зданий. Земля дорогая, соответственно, чем меньшую площадь занимает здание, тем лучше для инвестора. Вторая тенденция – подземное строительство. А третья - это использование неблагоприятных ранее земель: намывных территорий, свалок, бывших производственных загрязненных территорий. Так получилось, что у нас в Петербурге совмещены все три тенденции. Мы хотим строить небоскребы с подземной развитой инфраструктурой, да еще и в таких местах с плохими грунтами, как  намывные территориии. Но это попытка совместить несовместимое, потому что каждая тенденция накладывает свой отпечаток на способы предпроектных изысканий, инженерию, проектирование и ведение работ.

Необходимо учитывать геологическую специфику Петербурга – наличие большой толщи слабых грунтов. Два самых плохих в этом плане места – это район площади Мужества и Лесного проспекта, и район реки Смоленки. А там хотят построить высотные здания.

Мы  с моими коллегами, которые работают в международных комитетах по сложным расчетам, знаем обо всем,  что происходит в мире в области строительства высотных зданий. Но, к сожалению, хуже ориентируемся в том, что делается в Петербурге. Об этом не говорят - все ноу-хау и секреты. Но в итоге все равно обращаются к нам, специалистам,
с просьбой о помощи, а иногда – и о спасении.

Первые проекты, которые принесли на проверку в «НПО «Геореконструкция - Фундаментпроект», оказались интересными в архитектурном плане, но совершенно неустойчивыми с точки зрения безопасности.

 

- Сейчас в Петербурге активно обсуждается вопрос о том, как впишутся небоскребы в архитектурный ландшафт города. Могли бы вы привести примеры удачных планировочных решений из мировой практики?

- Наиболее интересные примеры можно наблюдать в Австралии. В Мельбурне группа небоскребов расположена не в центре города, а в стороне, образуя городок  бизнес- центров. Но там решены все проблемы с транспортной инфраструктурой. Ведь нельзя строить огромный деловой центр без учета этой проблемы. Представьте, что по окончании рабочего дня одновременно выходят их офисов 20 тысяч человек. Да они только к ночи разъедутся, к утру вернутся домой, а тут опять надо ехать на работу!

Удачным считается аналогичное планировочное решение городка небоскребов в австралийском Брисбоне.

Самый лучший пример разумного решения - современный Шанхай. Здесь было снесено почти все, что построено до 60-х годов прошлого века. И город совершенно преобразился, а современныме небоскребы органично вписались в его архитектурный облик.

 

- Какие типы фундаментов используются в мире при возведении высотных зданий?

- Фундамент может быть круглый, типа кольца, он хорош своей жесткостью. В Петербурге такой возведен в опытном порядке на Комендантском проспекте, по заказу фирмы «Адамант» его выполнила фирма «Геоизол» по французским технологиям. На такое мощное кольцо диаметром почти 80 метров  и глубиной 25 метров можно поставить небоскреб. Но здесь были сложные предпроектные расчёты фирмы «Геореконструкция» и соответственно специальный интерактивный мониторинг, корректирующий регламент работ

Под небоскребом в Куала-Лумпуре (Малайзия) находится 100-метровая толща слабой «хляби». Здесь фундамент состоит из 114 беретт – это H-образные железобетонные  конструкции, каждая шириной 1,2 и длиной 2,4 метра. На таком основании стоит 480-метровый небоскреб.

В основном же используют глубокие свайные опоры из железобетона. Лучший вариант для фундамента точечного небоскреба – сделать большой подиум в виде мощной развитой коробки, чтобы снизить нагрузку на слабые грунты, а под ним – сваи. Так построили небоскребы в Китае. Например, в Шанхае сам небоскреб 50х60 метров, а под ним подиум 20-30 тыс. квадратных метров.

Есть небоскребы на плите. Например, это, как правило, старые небоскребы, такие как здание МГУ в Москве, которое строилось пирамидами на огромной плите. Подобный вариант есть в Северной Корее. Но я считаю, что сегодня это решение не рационально.

Не показателен для нас и пример Нью-Йорка, который стоит на скале. Там небоскребы установлены на огромных металлических Н-сваях диаметром метр на метр. В Чикаго, где преобладают минеральные грунты, высотные здания стоят на мощных столбах-сваях. В Японии, где особенно актуальна проблема сейсмоустойчивости зданий, строят на глубоких массивах стабилизированного грунта.

Выбор типа фундамента зависит от местных грунтов, даже в Петербурге в разных районах города разные грунты.

 

- Какие варианты фундаментов могут быть использованы в Петербурге?

- С развитой подземной частью - подиум и мощная плита, а под ними хорошие сваи до плотных малосжимаемых грунтов, так, чтобы осадка не превышала 20-30 см. Без развитого основания  небоскреб будет неустойчив на наших грунтах.

У нас есть расчеты: если делать небоскреб 40х40, 50х50, 70х70 метров, то надо   заглубляться метров на 60-70, и под ним ставить сваи. Потому что если ставить на стандартную глубину 20-30 метров, то осадка здания может составить метр и более, а это недопустимо по нашим нормативам.

При проектировании важно учитывать и экономическую целесообразность выбираемых технологических решений. Если нижняя часть здания будет дороже верхней – насколько это разумно? Пример такого  «неэкономного» подхода -  88-этажный домом «Петронас» в Куала-Лумпуре - амбициозный проект одной нефтяной компании.

Сегодня существует множество технологий, позволяющих решать самые сложные задачи в обле=асти строительства высотных зданий. Главное –понимать, где и какую правильнее использовать. А это уже задача геотехников.

 

- В последние годы в Петербурге и Москве были приняты нормативные документы по строительству жилых и общественных высотных зданий. Как вы считаете, гарантирует ли нам это качество и безопасность будущих небоскребов?

- Я убежден, что создавать специальные нормы для небоскребов на основе умозрительных заключений – это преступно. Все мировые нормы, как на фундаменте, основаны на многолетних научных исследованиях. В России же нет и не было научных исследований по высотным зданиям - эта тематика, как и подземное строительство, просто не финансируется.

Существует несколько школ строительства небоскребов: европейская, японская, американская, новая азиатская. Из 16 крупнейших небоскребов мира 14 строится в Азии, и только два строится в европейских странах.

Для того чтобы строить небоскребы, надо использовать накопленный мировой опыт и нормы, которые работают и проверяются на практике. Меня часто называют космополитом. Но в мировые нормы вложен интеллект большой группы финансируемых исследователей. Нормы стоили сотни миллионов евро. А у нас на исследование сложных грунтов средства не выделяются. Поэтому я пессимистически отношусь к нормативам, которые созданы «без фундамента» - то есть без тщательного научного обоснования.

Иностранные коллеги, которые проектировали «Охта-центр», часто спрашивали, как использовать наши нормативы. К примеру, там говорится о трапах вокруг небоскреба. «Как можно спроектировать небоскреб высотой 450 метров со ступеньками на 80 этаж?». У меня на этот вопрос нет ответа. Это нормы американских небоскребов, построенных в Нью-Йорке в 30-х годах прошлого века. Они учитывали все аспекты строительства подобных зданий на имеющихся там грунтах и с использованием применяемых в то время материалов. Поэтому и стоят до сих пор. А вот в небоскребе, который  спроектирован по тем нормативам, что есть сейчас у нас – я не хотел бы жить.

Умные люди учатся на чужих ошибках, а остальные на своих. Я всегда говорю, что если мы видим некрасивое высотное здание – то в этом виноват архитектор. Если мы видим какие-то аварийные локальные ситуации на высотном здании - это вина конструкторов. Но если мы здания уже не видим, оно исчезло – это вина геотехников.

Основа  нашего успеха и безопасности зданий – это интеллект геотехников, использующий мировой технический опыт. Поэтому если мы хотим строить небоскребы, надо использовать наработки мира. И другого пути у нас нет.

 

– Что еще, на ваш взгляд, необходимо предпринять, чтобы повысить качество возводимых высотных зданий?

- Я всегда говорю, что строительство высотных зданий - это операция на сердце города. А операцию на сердце должен делать специалист - кардиохирург. И вряд ли кому-нибудь в голову поручить такую задачу, например, лору. Так и в случае с высотными зданиями: каждый из нас, строителей, идет своим путем, но отсутствие профессионализма может оказаться губительным.

Пока же российские заказчики экономят на изыскательских работах. Объявляется тендер вокруг условного небоскреба, и выбирают того, кто обещает сделать дешевле. Но, к примеру, я  не могу себе позволить быть дешевым, за моей спиной  коллектив в 200 человек. Если так и будет продолжаться, я гарантирую, что небоскреба либо не будет, или будет что-то похожее на него, но не удовлетворяющее ни технологическим нормам, ни требованиям безопасности.

К сожалению, сейчас проектная документация зачастую выполняется некачественно, с большой степенью риска. В основе безопасности многосотметрового высотного строения лежит работа трех специалистов: архитектора, конструктора и геотехника. Пока геотехник не станет равноправным участником проектного процесса, о качестве фундаментов и безопасности зданий говорить не приходится.

 

-  Как могут проявить себя в дальнейшем ошибки, допущенные при создании фундаментов?

- Проблемы с фундаментом отражаются на всем здании, появляются трещины в стенах, объект теряет потребительскую стоимость, так как в деформированном здании никто не хочет покупать квартиры.

В качестве примера можно привести крупный город Сантус в Бразилии. В кругу специалистов его называют «пьяный город». При возведении целой серии высотных зданий решили сэкономить на геотехнике и изысканиях. В результате здания стали отклоняться. Через 5 лет самое большое отклонение достигло 4,5 метров. Это трагично.

Я сторонник того, чтобы не строить «пьяных городов». Поэтому заниматься строительством высотных зданий должны не те, кто дешевле берет, а  профессионалы – то есть те, кто умеет и может.

 


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад