все записи



Дата: 06.12.2007
«Вестник строительного комплекса» № 50
Рубрика: ***

«Штучный» риск-менеджмент России


    Только при реализации крупных проектов перерасход средств в среднем составляет 10%, а превышение сроков строительства достигает не менее 3 месяцев. Убытки компаний при этом могут составить десятки и сотни миллионов рублей. Такие данные привел заместитель председателя Комитета по промышленной политике Совета Федерации Владимир Слуцкер. В случае же грамотного управления инвестиционными рисками эффективность проектов можно, наоборот, повысить минимум на 30–50%.

 

Защита для денег

2006 год был ознаменован небывалыми масштабами прямых иностранных инвестиций в российскую экономику. Их объем по сравнению с 2005 годом удвоился. Конференция ООН по торговле и развитию (UNCTAD) оценивает объем этих инвестиций в 28,4 млрд долларов. По данным Минфина, если в 2000 году объем инвестиций в основные фонды за счет всех источников составлял $40 млрд, то в 2010 г., по консервативному прогнозу, этот объем достигнет $370 млрд, – привел официальную статистику Владимир Слуцкер. Только за 9 месяцев 2007 года объем иностранных и внутренних инвестиций увеличился на 21%, а в сфере строительства – на 23%.

Однако инвесторов строительства, как российских, так и зарубежных, беспокоит защита вложенных средств. «Требуется законодательное регулирование деятельности по оценке и управлению рисками инвестиционных проектов, включая механизм страхования», – считает сенатор Слуцкер.

Четких гарантий возврата денег инвесторам не существует, что по-прежнему мешает пустить в оборот накопления многих граждан. Так считает Валерий Тарасов, гендиректор одного из организаторов дискуссии – компании «Валтарс РискМенеджмент». При постоянном росте цен на недвижимость большинство строителей предпочитают строить больше и быстрее, при этом зачастую игнорируя требования ГОСТов и нарушая договоренности. Необходимо разработать разумные стандарты управления рисками, чтобы привлечь средства среднего класса россиян, причем в таких масштабах, чтобы это перекрывало зарубежные инвестиции. По данным Тарасова, «под матрасом» у россиян лежит около $28 млрд. Инвестиционные же проекты в нашей стране регулируются частными страховыми компаниями, и пока еще очень слабо.

Положение осложняется тем, поделился своими мыслями директор секретариата Экспертного совета по определению надежности предприятий строительного комплекса (ЭСОН) Петр Захаров, что на сегодняшний день в Гражданском кодексе РФ, в отличие от западной практики, предусмотрено лишь добровольное страхование строительно-монтажных рисков. Поэтому ряд строительных компаний неохотно идет на страхование, так как считает, что это удорожает строительство, и надеясь, что ничего неприятного не произойдет.

Те же, кто прибегает к услугам страховщиков, страхуют техногенные риски; непредвиденные расходы и затраты, возникающие в процессе строительства; ответственность перед третьими лицами и послепусковые затраты (если они возникают). И совсем уж в редких случаях – финансовые риски застройщика, которые скорее носят характер замены банковских гарантий при участии в тендерах. «Нежелание некоторых компаний страховаться идет еще с советских времен и, вероятно, связано с этимологией самого слова. Ведь если в английском языке «insurance» означает «уверенность», то в русском языке понятие «страхование» устойчиво ассоциируется со словом «страх», – заключил Петр Захаров.

 

Передай риски другому

Многие предприниматели считают страхование панацеей на все случаи жизни, перекладывая свои риски на плечи страховых брокеров, отметил Валерий Тарасов.
С одной стороны, страхование основных активов имеет преимущества перед прочими инструментами риск-менеджмента. Оно позволяет формализовать неопределенность, относительно точно оценить вероятный убыток, зафиксировать стоимость передачи риска.

С другой стороны, страхование имеет ограниченную область применения. Далеко не все риски можно покрыть с помощью классического страхования. Его можно использовать только для чистых рисков – то есть для тех, которые можно оценить с финансовой точки зрения.

Кроме того, некоторые виды страхования могут быть ограничены законодательством. Так, например, в нашей стране отсутствует ряд страховых продуктов, широко распространенных на Западе. Это страхование перерыва производства, вызванного внешними причинами (Contingency BI Insurance); страховые гарантии (Surety bonds); страхование от похищений (Kidnap & Ransom Insurance); страхование эксцедента ответственности (Excess Liability) и др.

 

Рисков становится больше

Постоянно появляются и новые риски и угрозы. В последнее время все большую актуальность приобретают информационные риски (Интернет) и риски электронной коммерции; риски слияния и поглощения, а также риски деловой репутации. Опасность существует и в сфере ответственности за уплату налогов, IPO и др.

Между тем во всем мире общепринятой практикой в управлении бизнесом становится комплексный риск-менеджмент. В развитых странах уже действуют государственные стандарты по системному управлению рисками. «В то время как большинство западных компаний внедрили «интегрированное управление рисками», российский бизнес пренебрегает этим методом», – утверждает Тарасов.

По словам президента Русского общества управления рисками (РусРиск) Виктора Верещагина, пионерами по внедрению систем комплексного риск-менеджмента в российской промышленности были крупные компании топливно-энергетического комплекса. За ними потянулись другие экспортно-ориентированные и вследствие этого имеющие постоянные контакты с Западом корпорации. И до сих пор риск-менеджеров в стране почти нет, этих специалистов у нас около сотни, уверяет Верещагин.

 

Строить и обслуживать просто некому

«Приземлил» дискуссию, переведя ее из теоретической плоскости в практическую, вице-губернатор Ленинградской области Григорий Двас. Он рассказал о рисках, которые несут властные структуры. По мнению вице-губернатора ЛО, некоторые крупные инвестиционные проекты в Ленинградской области вообще не могут быть реализованы по причине отсутствия кадров.

В настоящее время, по информации Григория Дваса, в регионе в разной стадии реализации находятся проекты с объемом инвестиций на общую сумму порядка 1 трлн рублей. При этом дефицит рабочей силы составляет не менее 600 тыс. человек. Среди проектов, оказавшихся под угрозой срыва, Двас назвал лишь самые масштабные: строительство портового комплекса Усть-Луга, создание вагоностроительного завода в Тихвине и возведение атомной станции ЛАЭС-2. Кадровый дефицит составляет соответственно 45, 12 и 17 тысяч человек. «Как рассчитали специалисты московских проектных институтов, такого количества рабочей силы взять просто неоткуда», – заявил чиновник.

 

Инвесторам «мешает» экология

Вторым после демографического Григорий Двас выделяет экологический ограничитель реализации крупных инвестпроектов. По его словам, неприемлемым для области является законопроект о зеленой зоне, внесенный администрацией Санкт-Петербурга в Государственную думу РФ. Чиновник подчеркнул, что проблему антропологического давления на окружающую среду решать нужно, но не расширением зеленой зоны Петербурга на столь обширные территории, как предлагается городским правительством.
А именно – включить «в так называемую зеленую зону, где будет запрещено капитальное строительство, половину Всеволожского района и Кировский район вместе с г. Кировск». Власти Ленинградской
области, сказал Григорий Двас, «приложат все усилия, чтобы законопроект Санкт-Петербурга не был принят».

Третий аспект – риски, связанные с монополизацией инвестиционно-строительного комплекса. В Ленинградской области практически исчерпаны мощности по вовлечению в оборот земельных участков, имеющих хоть какую-то инфраструктуру, а небольшие земельные участки обеспечить инженерией и вовсе невозможно. Значительные земельные участки без инженерной инфраструктуры смогут осваивать только крупные компании, и Двас прогнозирует резкое увеличение их количества. Это тоже будет рисковым для небольших компаний и в то же время для областных властей, которые заинтересованы в сохранении конкуренции во всех отраслях жизнедеятельности региона.

 

Справка

Риск-менеджмент начал оформляться как особая отрасль менеджмента в 1950-х годах в США. В 1970–1980-х годах мода на услуги риск-менеджеров пришла и в Европу. В СССР управление рисками фактически ограничивалось вопросами технической и промышленной безопасности. Серьезное внедрение систем управления рисками на предприятиях началось лишь в последние годы.


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад