все записи



Дата: 14.09.2009
«Вестник строительного комплекса» № 64
Рубрика: ***

Н.И. Ватин: саморегулирование, кризис и многое другое


По закону №148-ФЗ одним из ключевых требований при выдаче допусков на ведение работ по строительству, проектированию или инженерным изысканиям, является квалификация сотрудников. Сюда входит как профильное высшее образование, так и повышение квалификации и переподготовка персонала. Какими же будут требования к членам саморегулируемых организаций? Об этом, а также в целом о состоянии профильного образования в Санкт-Петербурге мы беседуем с заведующим кафедрой «Технология, организация и экономика строительства» ГОУ «Санкт-Петербургский государственный политехнический университет», д.т.н., профессором Николаем Ивановичем Ватиным. – Николай Иванович, расскажите, пожалуйста, об опыте университета по сотрудничеству со СРО. – Мы сотрудничали с саморегулируемыми организациями города еще до их создания. Уже в апреле 2008 года университет вошел в Координационный совет Союза саморегулируемых организаций по подготовке, переподготовке и аттестации персонала, созданный основными общественными организациями строителей – будущими СРО. Сейчас уже можно сказать, что этот совет был создан не зря. Потому что сейчас, когда закон вступил в силу, руководство этих организаций и вузы уже могут непосредственно работать, а не налаживать контакты и проводить согласования. Как только вышел Перечень видов работ, мы сразу начали подготовку программ. – Вы говорите о приказе Минрегионразвития № 274 от 09.12.2008, не так ли? Для многих стало сюрпризом то, что перечень видов работ был составлен на основании ОКВЭД, а не видов деятельности, подлежавших лицензированию. – Да, для вузов это тоже стало неожиданностью. Конечно, программы повышения квалификации никогда полностью не совпадали и с перечнем лицензируемых видов деятельности. Тем не менее так или иначе они соотносились между собой. Новый же список, включающий такие виды работ, как «Работы по устройству и футеровке промышленных печей и дымовых труб», стал для нас полной неожиданностью. Но сейчас уже можно сказать, что основная работа по корректировке программ повышения квалификации в соответствии с Перечнем окончена. Есть 11 программ, каждая из которых соответствует нескольким видам из Перечня. Более того, нашими сотрудниками подготовлен проект стандарта саморегулируемой организации. В нем для каждого вида работ, оказывающих влияние на безопасность объектов капитального строительства, указано соответствующее высшее образование (или программа переподготовки) и соответствующий курс повышения квалификации. Сейчас этот стандарт проходит согласование в основных СРО города, а также в администрации Санкт-Петербурга. Конечно, поработать пришлось всерьез. – Можно ли сказать, что теперь с квалификационными требованиями СРО все ясно? – Нет, конечно. Во-первых, это только наши предложения, которые та или иная саморегулируемая организация может принять или нет – на то они и саморегулируемые. Да, у нас есть определенные договоренности с руководством ныне существующих СРО, но ведь неизвестно, сколько их еще появится. Во-вторых, еще много работы впереди. Предстоит согласовать вид документов об образовании, способ итогового контроля и так далее. Здесь, конечно, каждая организация вправе сама выбирать. Для нас очевидным выбором является государственное удостоверение о повышении квалификации, но это пока вопрос дискуссионный. – Вы упомянули о требованиях к высшему образованию. Как вы считаете, здесь тоже что-то изменится? – Нет, не думаю. Точнее, высшее образование, конечно, будет меняться, но намного медленнее. Скорее всего, изменятся названия специальностей, но больше из-за внутренних трансформаций отрасли, чем из-за саморегулирования. Есть надежда, что саморегулирование укрепит связи между бизнесом и вузами, и тогда процесс модернизации пойдет быстрее. Сейчас он тоже идет, просто не на формальном уровне. Например, у нас на кафедре обучаются студенты по специальности «Промышленное и гражданское строительство» (ПГС). Государственный образовательный стандарт для всех един и меняется очень редко, да и то чаще всего в формальных моментах. Но это не значит, что сегодня мы учим студентов тому же, чему и 10 лет назад. Больше того, каждый год учебная программа меняется. Здесь есть несколько возможностей. Конечно, мы вводим в учебный процесс новейшие программные продукты – без этого сейчас любое обучение бессмысленно. Наши студенты с первого курса обучаются проектированию на основе BIM-технологии, или системы информационного моделирования. Но программные продукты – это только малая часть обучения. Кроме них, есть огромное количество новых технологий, конструкций, материалов… В рамках стандартной программы всего не охватить. Для этого у нас есть НИРС – научно-исследовательская работа студентов. Опять же уже с первого курса студенты сначала знакомятся с каким-нибудь инновационным направлением, затем изучают его, а если продолжат обучение в магистратуре и аспирантуре, то что-нибудь и изобретут. И мы, конечно же, всегда стараемся дать студентам возможность увидеть все своими глазами. Кроме обязательной практики, в течение года проходит множество экскурсий на строительные объекты. Еще, на мой взгляд, очень важно, чтобы они посещали, а потом и участвовали в семинарах, выставках, конференциях. Ну и, наконец, есть старые добрые факультативы. Например, у нас на кафедре сейчас идет большая работа по легким стальным конструкциям (ЛСТК): магистерские, кандидатские пишутся… И вот, по инициативе одного из наших аспирантов, в прошлом году был введен факультативный курс по их изучению. – Расскажите, пожалуйста, повлиял ли каким-то образом кризис на ситуацию в строительном образовании? – Конечно, повлиял, как и на все другие отрасли. Сейчас у нас как раз закончилась приемная кампания: картина принципиально иная, чем в прошлые годы. Тут трудно сказать, связано ли это с кризисом или с новой системой поступления (повсеместное введение ЕГЭ). Но поведение абитуриента уже совсем другое: он не проситель, а клиент. Если ему не обеспечивают достаточное качество услуг, он уходит в другой вуз. У нас на факультете, например, несколько специальностей, и обычно абитуриент подает документы на факультет, а там уж как получится: не хватит мест на выбранной специальности, распределят на другую. Вот в этом году так не получается: либо берите меня на мою специальность, либо я иду в другой вуз. – А в области дополнительного образования? – Да, здесь опять же несколько факторов: не только кризис, но и отмена лицензирования, и какие-то внутренние изменения в отрасли. Пока, в этот переходный период, несколько упал спрос на курсы повышения квалификации – думаю, с окончательным утверждением саморегулирования ситуация восстановится. Уже сейчас приходят люди учиться для получения допуска от СРО. Зато в связи с кризисом активнее стали развиваться краткосрочные семинары, 1-2 дня: актуальные, в том числе антикризисные, вопросы, плюс невысокая цена. При этом самая стабильная область – это переподготовка специалистов: сектор, конечно, растет не так быстро, как в прошлые годы, но и резкого падения нет. Думаю, это связано с тем, что переподготовка – обучение более фундаментальное, с получением диплома. У нас, например, переподготовка длится полгода, но занятия очень интенсивные, хоть и вечерние. Это работа на перспективу, которую каждому хочется иметь, поэтому люди идут учиться, несмотря ни на какие кризисы.


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад