все записи



Дата: 04.08.2010
«Вестник строительного комплекса» № 69
Рубрика: ***

Система госзаказа: скупой платит дважды?!


– Какова основная проблема в реализации Закона о госзаказе?

В.А. Чмырев: Действительно, ФЗ-94 завел нас в тупик, из которого строительное сообщество пытается выбраться. Вместо честной конкуренции мы получили уход от прозрачности, гласности и всех тех нормативов, к которым стремимся. Кроме того, наша бюрократия очень хорошо приспособилась к закону. Как говорится, плох тот конкурс или аукцион, победитель которого не известен заранее. В этом смысле роль ФЗ-94 крайне негативна. Хочу подчеркнуть, что о полном отказе от 94-го закона речь не идет. Строительное сообщество признает, что этот документ обеспечил необходимую конкуренцию на рынке. Однако она должна быть подкреплена свободным доступом на конкурсы, едиными для всех претендентов критериями и коллегиальным рассмотрением итогов каждого тендера.

Первое предложение – двухстадийное проведение конкурса, при котором на первой стадии организаторы определяют, кто из участников способен выполнить заказ.

Второе – законодательное признание понятия «демпинг», которое уже введено в юридическую практику за рубежом. Третий вариант Минэкономразвития: полная либерализация с уходом от тендеров к электронным аукционам.

В.А. Мазалова: Сегодня практика проведения государственных закупок, регулируемая законом № 94-ФЗ, в основном ориентирована на цены, а качественные параметры не принимаются во внимание. Введение электронных торгов, несомненно, способствует усилению конкуренции. Тендер через Интернет расширил базу участников, позволил экономить бюджетные деньги, несколько уменьшил коррупцию в процессе размещения заказов. Однако закон, не предусмотрев факторы, влияющие на качество исполнения контракта, не ограничил полностью возможности для злоупотреблений.

Заказчик сегодня волен формировать заказ на свое усмотрение и часто выдает либо экономически необоснованную документацию, либо специально созданную под конкретного, «своего» поставщика. Поэтому справедливы предложения участников рынка о закреплении законодательно при формировании заказа конкретных требований к предмету закупки или услуге, к техническому заданию и заявке, к спецификации, к техническим характеристикам. При равных условиях заказчик должен учитывать материальную оснащенность участников тендера, квалификацию рабочих, их опыт работы, деловую репутацию компании, ее финансовую стабильность.

А.В. Пышкин: Основное, что мешает нормальному функционированию самого института государственного заказа – это игнорирование необходимости создания независимого экспертного надзора, который бы обеспечил конечный контроль качества. Ведь, что происходит на сегодняшний день? Мы пытаемся копировать нормы западного законодательства. Однако на Западе были и есть независимые организаторы конкурсных торгов, были и есть экспертные компании, которые могут вести независимый технический надзор, давать экспертные оценки условий государственного контракта и качества его исполнения.

Также были и есть профессиональные управляющие инвестиционными проектами, в том числе связанные с государственными проектами.

Это три института, которые и у нас некогда появлялись в текстах нормативных документов. Однако впоследствии из нормотворчества эти понятия исчезли. И все эти функции в настоящий момент выполняют структуры исполнительной власти.

Получается, что мы хотим создать равные условия для здорового предпринимательства, усилить конкурентную среду, но с другой стороны стоим на месте в отношении тех специальных институтов, которые уже опробованы и подтверждены мировой практикой.

Р.Ш. Сайфутдинов: По своему опыту могу сказать, что главная проблема реализации Закона о госзаказе – требования, предъявляемые государством к победителю аукциона. Беда в том, что все эти требования сводятся к желанию заказчика сэкономить деньги. Для победы нужно только одно – максимально снижать цену. Качество выполнения заказа, как это ни прискорбно, заказчика волнует мало.

Второй серьезной проблемой я считаю слишком маленький срок действия договора. Строительные фирмы сумели добиться продления срока госконтрактов до трех лет, мы же по-прежнему работаем с предприятиями только год. Когда мы получаем договор на обслуживание сети, один квартал уходит только на ее детальное изучение. Еще один – на модернизацию. Но по-настоящему заняться совершенствованием оборудования, у нас нет ни времени, ни стимула. Ведь мы не знаем, продлят ли с нами контракт, и кто будет поддерживать работу сети в следующем году.

Третья проблема нам видится в том, что в одном контракте заказчик смешивает слишком широкий комплекс услуг. Одна организация редко обладает всем набором необходимых знаний и навыков, и ей приходится обращаться за помощью к поверженному сопернику.

– По вашему мнению, сможет ли введение системы саморегулирования прекратить демпинг на рынке госзаказа, актуализировав вопросы качества строительных материалов и услуг?

В.А. Чмырев: Обеспечить большую прозрачность торгов и аукционов по госзаказу сможет ряд инициатив, к примеру – более подробная публикация конкурсных условий, широкое информирование подрядных фирм и саморегулируемых организаций, особенно крупных, объединяющих более 1000-2000 компаний. Очевидно, что саморегулируемые организации смогут довести информацию до своих членов, выбрать лучших, составить конкурс и, в конце концов, выполнить требования предквалификации с учетом опыта, практики и эталонных объектов компании. Сейчас рассматриваются поправки в ФЗ-94, которые позволят сделать его более управляемым, более предсказуемым. Мы пытаемся ввести в закон понятие предквалификации, чему активно сопротивляется ФАС, трактуя это требование профессионального сообщества как нарушение антимонопольного законодательства.

Тем не менее, предквалификационные требования должны выдвигаться при проведении любой конкурсной процедуры. Как можно не учитывать такие критерии как опыт и профессионализм организации, время работы на строительном рынке? По ним сразу можно понять, кто принимает участие в конкурсе – уважающая себя компания или фирма-однодневка, созданная вчера.

В.А. Мазалова: Участие компаний – членов СРО на рынке госзаказа дает возможность заказчикам избегать связей с недобросовестными поставщиками, заведомо неспособными выполнить контракт. С другой стороны, заказчик всегда сможет воспользоваться своим правом и предъявить СРО требования по возмещению вреда, причиненного подрядчиком. При этом СРО должна контролировать работы, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства.

Цель саморегулирования в строительстве – достижение качества и обеспечение безопасности объектов. Члены СРО несут полную ответственность за свою работу, как материальную, так и моральную. Они не только имеют обязательства по компенсации ущерба заказчику, но и понимают цену своей репутации в случае допущения серьезного брака – это возможность продолжения работы на рынке.

А.В. Пышкин: Механизм саморегулирования должен упорядочить практику конкурсов и аукционов. Представители СРО должны получить возможность присутствовать на всех процедурах конкурсных торгов; быть неким механизмом общественного контроля их проведения. Я вижу перспективу и в совершенствовании системы самих процедур размещения государственного заказа, имея в виду, в первую очередь, отказ от преобладающей формы открытых аукционов и переход к открытому и закрытому конкурсу. Когда это потребуется, можно использовать двухуровневую процедуру с предварительным отбором участников.

Второе, что могло бы повлиять на прекращение демпинга – оценка обоснованности конкурсных предложений. К ним должен быть приложен определенный расчет, смета. Явный недочет объемов и стоимости работ в смете будет говорить о том, что предложение заведомо недопустимо.

Р.Ш. Сайфутдинов: В нашей сфере о саморегулировании пока только ведутся разговоры. Я считаю, что такая система очень положительно сказалась бы на ситуации с демпингом и качеством оказываемых услуг. Если компания, выигравшая тендер, не выполняет требований по качеству или не укладывается в заданные сроки, другие участники СРО ее выручат, и от этого выиграет заказчик. Однако постоянно такую ситуацию ни одна СРО терпеть не станет, и исключит из своих рядов недобросовестного испонителя, злоупотребляющего приемами демпинга.

– Какова ваша практика участия в тендерах? Каким образом вам удается преодолевать недобросовестную конкуренцию в системе госзаказа?

И.А. Чмырев: Мы ввели для себя такую эффективную систему, как рекомендация саморегулируемой организации. СРО рекомендует своих членов к участию в тендере по госзаказу и ручается за их профессиональную компетенцию. На мой взгляд, это совершенно объективная форма оценки, хотя ФАС, без сомнения, будет выступать против, считая наше предложение ограничением свободы предпринимательства. Однако в системе госзаказа в той или иной форме поручительство все равно существует – это либо денежный залог, либо страховое обеспечение. В этом смысле участие представителей СРО в конкурсных комиссиях является одной из форм существующей практики.

Мы готовы делегировать своих специалистов для участия в работе конкурсных комиссий. Кстати у нас уже была такая практика в эпоху лицензирования, когда на основных объектах, строящихся за федеральные деньги, специалисты лицензионного центра входили в состав конкурсной комиссии по определению подрядчика госзаказа. Была наработана положительная практика, и я считаю, что нет оснований от нее отказываться.

Участие экспертов СРО в конкурсной комиссии позволит обеспечить прозрачность проведения аукциона. В саморегулируемой организации хорошо представляют, какие предприятия можно подрядить на выполнение тех или иных видов работ, чтобы гарантировать наилучший результат.

В.А. Мазалова: Участвуя в аукционе, члены нашей СРО отмечают необходимость учитывать заказчиком не только стоимость контракта, но и деловую репутацию компании, ее опыт работы, квалификацию специалистов. Иногда заказчик делает выбор, основываясь на этих критериях, но чаще главным остается пока цена контракта. Мы надеемся, что такой фактор, как репутация компании, войдет в практику у заказчиков. Это позволит очистить строительный рынок от недобросовестных подрядных организаций.

А.В. Пышкин: Жесткую конкурентную борьбу удается выдерживать только благодаря личному усердию и безупречной репутации компаний. В практике организаций, которыми я управляю, всегда было правилом доброжелательное общение с заказчиком. Мы прекрасно понимаем: любой бизнес строится, прежде всего, на доверии.

Р.Ш. Сайфутдинов: Сейчас создается множество мелких и весьма сомнительных фирм-однодневок, которые выигрывают тендеры с большим понижением, вплоть до 70%. Серьезные компании вынуждены сойти с дистанции, а получатель услуг значительно теряет в качестве. Что касается методов борьбы, которые мы используем, то главным среди них можно назвать стабильно высокий уровень оказания услуг. Заказчики знают, что мы отвечаем за качество выполненной работы, и сами прикладывают все усилия, чтобы обеспечить нашу победу. Кстати, законный метод борьбы с недобросовестной конкуренцией я вижу только один: саморегулирование. Компании сами не допустят мошенника до участия в аукционе. Иначе демпинг не победить.


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад