все записи



Дата: 13.04.2011
«Вестник строительного комплекса» № 74
Рубрика: ***

Президент НОСТРОЙ Ефим Басин: Страсти по закону


Напомним, что пресловутый ФЗ-94 о госзакупках имеет сложную судьбу – в него за годы существования внесено уже более 30 поправок, но положение дел они улучшили слабо. Введение электронных аукционов свело все торги к выявлению минимальной цены, и демпинг превзошел все разумные пределы. Особенно трудно приходится строителям – хотя бы потому, что проект, выставляемый на торги, цену имеет весьма условную, продукта и услуги как таковой, в момент проведения аукциона не существует. А чудовищный демпинг и победы весьма сомнительных компаний с дурной репутацией уже сорвали строительство ряда объектов.

Национальное объединение строителей больше года бьется над тем, чтобы внести в закон необходимые поправки – но раз за разом натыкалось на железобетонную позицию ФАС: никакой отраслевой направленности не допускать! И все же в конце 2010 года и в феврале текущего голос строителей был услышан – сначала Президент в своем Послании, а затем премьер дали поручение разработать новую редакцию закона с учетом всех поступивших замечаний. Таким образом, проблема сдвинулась с мертвой точки.

Состояние дел по работе над законом обсуждалось 28 марта на совещании у Дмитрия Медведева, в котором приняли участие главы ряда регионов, полномочные представители Президента, члены Правительства, руководители профильных министерств и ведомств.

Президент напомнил собравшимся, что тема эффективности системы госзакупок – весьма резонансная, о ней постоянно рассуждают и эксперты, и просто граждане России. Бюджетные ассигнования выделяются на государственные закупки значительные, однако организация тендерной работы довольно сложна, далеко не всегда тендеры организуются правильным образом. Часть средств, по сути, просто разворовывается. Это абсолютно нетерпимо, с этим необходимо бороться всем, кто отвечает за проведение тендеров и в Правительстве, и в правоохранительных структурах.

Дмитрий Медведев подчеркнул, что необходимо разработать внятные, прозрачные и эффективные правила действий в этой сфере, правила проведения закупок. Это касается, прежде всего, планирования обеспечения государственных нужд, обоснования начальных цен закупок товаров и услуг, управления исполнением контрактов, мониторинга этих контрактов. Такая система позволяет обеспечить рациональное использование бюджетных средств.

 

Новая концепция

О том, как идет работа над новой версией закона о госзакупках, рассказала министр экономического развития Эльвира Набиуллина. По ее словам, Минэкономразвития сейчас разработана концепция новой редакции закона о госзакупках с рабочим названием «О федеральной контрактной системе». В отличие от действующего 94-го Закона предполагается регулировать весь цикл госсзакупок, начиная от прогнозирования, планирования и размещения закупок до контроля за исполнением контрактов. Предусматривается процедура формирования прогнозов и планов закупок, которые предполагается публиковать на специальном интернет-портале, с тем, чтобы эти планы стали и предметом общественного контроля, и позволяли предпринимателям выстраивать и планировать свою деятельность. Также предполагается формирование библиотеки типовых контрактов и разработка обязательной процедуры обоснования начальных цен. Кроме того, предполагается существенно расширить прозрачность и публиковать информацию об исполнении контракта в доступных для анализа формах.

Таким образом, концепция изменений в закон и понимание того, как нужно выстраивать федеральную контрактную систему, есть, дело за немногим – решить. Будет ли это отдельный новый закон или ряд изменений в действующие законы. Сейчас этот вопрос утрясается МЭРом и ФАСом.

Второй «камень преткновения» – это расширение способов размещения заказа и уход от нынешнего перекоса в сторону аукционов. Потому что, на взгляд Минэкономразвития, негибкость нынешней системы, скудный набор инструментов не спасает от коррупции, и иногда даже конт­роль только за соблюдением про­цедуры может быть индульгенцией для недобросовестных участников. Весь смысл нового закона в том, чтобы была персональная ответственность за результаты торгов, в том числе, и заказчиков. Должен быть сквозной общественный и профессиональный контроль за этими процедурами.

По словам Э. Набиуллиной, до конца лета конкретные поправки в законодательство будут подготовлены, но требуется еще и общественная дискуссия, потому что этот вопрос вызывает интерес у многих.

Свой взгляд на то, как должен выглядеть обновленный закон о госзакупках и как он работает сейчас, высказал руководитель ФАС Игорь Артемьев. Он напомнил, что с 1 января 2011 года вступили в силу некоторые новеллы законодательства о государственных закупках, которые обеспечили нормативно существование единого сайта государственных закупок, который был введен в действие именно с этой даты. Это означает, что начиная с 1 января все государственные заказчики обязаны размещать оферты о государственных закупках на едином государственном сайте. На этом сайте существует специальная поисковая система, которая позволяет в любой момент времени любому российскому предпринимателю и гражданину с домашнего компьютера находить, где и какой орган государственной власти закупает тот или иной товар. Предпринимателю это чаще всего нужно для того, чтобы таким образом участвовать в соответствующих электронных аукционах.

Этот сайт, по сути, реализует конституционные принципы российского законодательства о едином экономическом пространстве. Более того, производитель, если он не найдет соответствующей оферты по закупкам, например, оборудования либо другой продукции, которую производит, может оставить на поисковой системе соответствующий запрос. И если любой из российских заказчиков в любой момент времени выставит соответствующую оферту на закупку подобного или такого же оборудования, они получат об этом соответствующее электронное уведомление.

В настоящее время на площадках и на сайте уже зарегистрировано более 70 тысяч соответствующих компаний. На самом деле число таких компаний уже подходит к 100 тысячам, к концу года их может стать 300–500 тысяч. Соответственно, конкуренция резко возрастет. Количество зарегистрированных заказчиков, по данным Федерального казначейства, уже около 200 тысяч. Всего электронных ключей выдано от 1,5 до 2 миллионов соответствующим представителям компаний. Эти инновационные механизмы, по словам И. Артемьева, делают новый портал, электронные аукционы одним из крупнейших российских инновационных проектов. Сегодня проводится до пяти тысяч аукционов в день на пяти электронных площадках, а их прозрачность способствует борьбе с коррупцией.

И. Артемьев посетовал, что в электронном виде пока не встречается информация о контрактах естественных монополий. Если и здесь будут введены открытые процедуры, и госмонополии будут обязаны размещать на едином портале свои закупки, тогда мы, возможно, получим вообще единое пространство по госзакупкам стоимостью от 12 до 14 триллионов рублей в год.

Руководитель ФАС также подробно рассказал и о системах контроля, и об архивировании данных, и об электронных ключах. Все это, конечно, замечательно, если бы к пяти действующим электронным площадкам не было массы претензий со стороны пользователей: они не выдерживают нагрузок, часто виснут и сбоят. Аукционы прерываются, добавить заявку невозможно, а потом победителями объявляются странные участники. Бывают случаи, когда аукцион на госконтракт виснет на одном и том же месте, и победителем признается один и тот же участник. Такие процедуры вызывают массу вопросов и сомнений.

Кроме того, участники электронных аукционов – и заказчики, и подрядчики – много раз говорили, что оператор электронной площадки не несет никакой ответственности за прохождение и результаты торгов. А это – залог опасности того, что кто-нибудь попытается манипулировать результатами, особенно на крупных контрактах.

 

ОПЫТ РЕГИОНОВ

На самом деле, пока к электронным аукционам много претензий, – их высказал на совещании губернатор Калужской области Анатолий Артамонов. Он напомнил, что в Калужской области еще более четырех лет назад была создана централизованная система закупок для государственных и для муниципальных нужд.

За это время долю продукции, закупаемой на торгах, в области довели до 98% от общей стоимости размещаемого заказа. Практически к нулю было сведено размещение заказов посредством котировок. Доля электронных аукционов в общем количестве торгов до перехода на федеральные площадки в области уже составляла 86%. И это был один из самых высоких показателей в стране. В 2011 году были организованы и электронные торги при реализации контрактов по закупкам до 100 тысяч рублей. Особенно это было интересно для предприятий малого и среднего бизнеса.

В феврале в Калуге состоялось Всероссийское совещание руководителей органов, уполномоченных на размещение заказа в субъектах Федерации. На совещании обсуждались аспекты работы в условиях действующего законодательства о закупках, а также высказывались предложения регионов относительно концепции новой редакции закона.

Первое. Закон о государственных закупках должен, в первую очередь, отвечать задачам модернизации и инновационного развития. Это мощнейший инструмент, по сути дела, стимулирования разработок инновационной продукции. И мы не должны из-за слепого соблюдения каких-то принципов, которые прописаны и, может быть, иногда не совсем совершенны, они плодят серость, по сути дела, и горе-производителей, то есть мы вынуждены закупать худшую продукцию из того, что можно было бы видеть в этой области. Заказчику нужно облегчить приобретение именно инновационной продукции, например, легализовать закупки для государственных нужд, исходя из цены владения, а не из цены приобретения, цена владения – это цена приобретения плюс затраты по будущей эксплуатации.

А. Артамонов привел один пример: 10 лет назад в Калужской области было принято решение отказаться от применения асфальтобетона при устройстве верхнего основания автомобильных дорог при их строительстве, и компании перешли на щебеночно-мастичный асфальтобетон. Щебеночно-мастичный асфальтобетон на самом деле на 30, а порой и 40 процентов дороже, чем асфальтобетон. Но дороги, которые построены 10 лет назад, до сегодняшнего дня и намека никакого не дают на то, что их надо ремонтировать.
А дороги, которые мы строим с применением асфальтобетона, который никаким требованиям не отвечает, требуют ремонта уже через два-три года. И таких примеров можно будет привести много. Сегодня закон о госзакупках формально не запрещает такую деятельность, но правоприменительная практика говорит об обратном.

Второе. Сегодня действуют универсальные процедуры закупок разнообразных товаров, работ и услуг, не учитывающие их специфики. Критерии определения победителя торговли едины и для тех, кто получит заказ на вывоз бытовых отходов в муниципалитете, и для тех, кому будет доверено строительство сложных инженерных объектов и закупка сложной техники для объектов здравоохранения. В этой связи настораживает тот факт, что в странах ЕС до сих пор не решаются перейти на проведение торгов в электронном виде при реализации контрактов свыше 60 тысяч евро. Может быть, еще раз надо посмотреть, почему.

Кроме того, в силу общедоступности наших торгов и отсутствия при этом квалификации они открыты для неквалифицированных участников, не способных гарантировать эффективность работы. Опять же, апеллируя к мировому опыту, губернатор отметил, что в самой некоррумпированной стране мира – в Сингапуре, – основными критериями отбора является именно квалификация и репутация поставщика, практический опыт выполнения аналогичных работ, наличие, достаточность оборотных средств, материально-технической базы и квалифицированных специалистов. У нас эта норма была исключена. Также необходимы законодательные меры защиты заказчика от недобросовестных поставщиков, прибегающих к демпингу, сговору, а зачастую и к коррупции.

И третье. Действующее законодательство практически не учитывает специфику региональных и муниципальных заказов. Зачастую суммы закупок для нужд регионов и муниципалитетов настолько малы, что не представляют интереса для игроков на федеральных электронных площадках. За эти заказы охотнее бы взялся малый бизнес, однако его участие в торгах на федеральных площадках сопряжено с дополнительными организационными и финансовыми затратами.

Электронная цифровая подпись, обязательный залог для участия в торгах от 0,5 до 5 процентов от суммы размещаемого заказа, и дальше уже наступает плата, в случае если он победит, за проведение торгов. Отсюда вроде бы из благих побуждений, но мы снижаем конкуренцию. Если в прошлом году в торгах на калужской региональной электронной площадке на каждые торги приходилось не менее трех участников, то сегодня, сейчас, на федеральной площадке, на областные заказы уже осталось в среднем два участника.
В этой связи А. Артамонов предложил законодательно закрепить за регионами право проводить электронные аукционы на сумму хотя бы до трех миллионов рублей на региональных электронных площадках.

Губернатор Калужской области также отметил, что текущее техническое состояние общероссийского портала закупок для государственных нужд приводит к довольно частым задержкам при размещении заказов.

Обсуждение вопроса подытожил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Он заверил, что в Правительстве понимают сложности, с которыми сталкиваются в настоящий момент при госзакупках не только федеральные органы исполнительной власти, но и органы власти на местах. На совещании с ключевыми разработчиками закона о госзакупках выяснилось, что концептуальных разногласий по законопроекту не осталось, но есть ряд трудностей, которые нужно преодолеть.

Например, Минэкономразвития предлагает возможность внесения субъективных факторов – предварительную квалификацию либо какие-то еще другие механизмы. Но они опасны, потому что в российских условиях субъективизм и субъективные оценки при подписании контрактов следовало бы исключить.

Таким образом, единого понимания того, как должен выглядеть закон о госзакупках, пока не существует. НОСТРОЙ будет продолжать активно отстаивать свою позицию – это твердое и принципиальное решение.  

Елена Медынцева

 


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад