все записи



Дата: 24.08.2011
«Вестник строительного комплекса» № 76
Рубрика: ***

Прикладные вопросы деятельности СРО


– Михаил Юрьевич, хотя все саморегулируемые организации разные, в основе их деятельности должны лежать унифицированные документы. Разработан ли некий общий устав для СРО?

– Общие требования к уставу саморегулируемых организаций существуют, и, пожалуй, неплохо, если у всех СРО будет единый документ. Это позволит избежать некоторых ошибок и процедур внесения изменений в Устав.

Обязательные положения Устава должны определять четкое разграничение между полномочиями и правами органов управления СРО. Согласно закону, в саморегулируемой организации должны быть сформированы три органа: общее собрание, коллегиальный орган управления и исполнительный орган управления. У каждого из них –
свои прерогативы. Например, исключительная прерогатива Общего собрания – исключение компании из состава СРО. Правда, есть ряд технических ситуаций, когда это право делегируется коллегиальному органу – допустим, добровольный выход компаний из СРО по заявлению. Тогда такое решение может принять коллегиальный орган СРО. Но никогда этого не может делать исполнительный орган, как бы это ни было прописано в уставе.

Если такие записи существуют, их нужно исправлять. Хочу заметить, что эти ошибки иногда выявляются при проведении добровольного аудита, который делают специалисты Департамента мониторинга НОСТРОЙ по приглашению самих СРО.

Хочу также обратить внимание коллег, что специалисты НОСТРОЙ в соавторстве с ведущими специалистами в этой области выпустили первое в России высокопрофессиональное издание –
«Комментарий к Градостроительному кодексу в части саморегулирования». Это издание основывается на правоприменительной практике в 2010 – начале 2011 года, в нем ответы почти на 100% возникающих вопросов, многие из которых даны исходя из ответов федеральных органов власти на запросы НОСТРОЙ и самих СРО. Приведу только одну цифру: в 2010 году НОСТРОЙ направили 136 запросов, получено 107 ответов – это очень приличная цифра. Зато сейчас большая часть спорных, дискуссионных вопросов снята.

– Какие же вопросы СРО задают чаще всего?

– В основном, вопросы связаны с определенными недоработками и общими положениями законодательства о СРО. Например, в конце 2010 года нас стали очень часто спрашивать: когда заканчиваются полномочия руководителя коллегиального органа? Этот вопрос был связан с тем, что многие СРО сначала регистрировались в 2008 году как некоммерческие партнерства, а в начале 2009 года получали статус СРО. В феврале мы получили ответ от руководителя Комитета Госдумы по строительству Мартина Шаккума, в котором разъяснялось, что, поскольку ограничение срока работы руководителя коллегиального органа СРО прописано в нормах и требованиях к саморегулируемым организациям, то срок полномочий отсчитывается именно с момента наделения полномочиями некоммерческого партнерства статусом СРО.

Хочу напомнить, что изначально срок полномочий руководителя коллегиального органа был два года, и человек не мог занимать этот пост два срока подряд. Последними поправками в Градостроительный кодекс ограничение по количеству сроков снято, и это, на мой взгляд, правильно.

– Рекомендуете ли вы сократить размер членского взноса в СРО для компаний, которые занимаются 2-3 видами работ, а не 15-20?

– Политика формирования бюджета СРО должна обсуждаться – и очень тщательно – внутри самой саморегулируемой организации. Исполнительный орган может предложить некие подходы к установлению размера членского взноса, собрать отзывы, вынести этот вопрос на рассмотрение коллегиального органа, а потом и на общее собрание. Но единых подходов тут нет. СРО разные: в московских – своя специфика, в региональных –
своя. Есть отраслевые объединения – там вообще принцип формирования другой, они фактически созданы на базе министерств, и в этих СРО требования гораздо жестче, чем в обычных. Порой и взносы выше. Тем самым отсекаются компании, с которыми ведомство работать не хочет.

А что касается количества видов работ и зависимости от этого размера взноса –
тут тоже ситуация очень разная. Может быть один вид работ – генеральный подрядчик, но он один тянет на миллиардные контракты. Но, опираясь на опыт СРО «Межрегиональное объединение строителей», могу сказать, что самым разумным представляется подход, когда дифференциация взносов идет от объемов выполненных работ. И, как опять же показывает опыт НП СРО «МОС», малое предприятие, как правило, берет не 2-3 вида работы, а 10-15, потому что оно может быть одно на большой территории. Например, дагестанские компании берут по 15 видов работ и аргументируют это тем, что приходя на объект, они делают все: и сети, и кровлю, и стены. Но я допускаю, что при определенной спе­цифике возможно сочетание подходов. То есть, надо изучать свой состав, ситуацию в своих компаниях, их текущие объемы и специфику работ, и затем предлагать решение.

– С какими же законодательными инициативами НОСТРОЙ выступит в этом году?

– Наиболее горячая тема, которая доставляет строителям массу неудобств и вызывает постоянный огонь критики, –
это Закон о госзакупках № 94-ФЗ. Нынешний механизм аукционов, который основывается только на самой низкой цене, может быть, и выгоден какому-то кругу чиновников, но вызывает массу неудобств и резкую потерю качества. А якобы экономия 700 млрд рублей – это, по моему мнению, не очень правильная составленная и проанализированная статистика. Эту «экономию» наши сограждане видят на примере многострадальных российских дорог, когда спустя полгода на новой дороге образуется такая колея, по которой впору трамвай пускать.

Огромные трудности доставляет строителям и любимая новация Федеральной антимонопольной службы – электронные аукционы. Мы много раз говорили, что для строителей такая процедура неприемлема, и ни в одной стране мира строительные заказы не разыгрываются на электронных площадках. Не спорю, что организовывать торги на поставку компьютеров, лекарств или другой овеществленной продукции с заведомо известной ценой на электронном аукционе, может быть, удобно и выгодно. Но Россия пока еще не стала электронной, проблемы со связью и интернетом пока еще очень большие, и это тоже надо учитывать. А для строителей такой порядок торгов и вовсе выходит за рамки разумного, потому что строительная услуга появляется и овеществляется через год-два, а не в ходе электронного аукциона. По сути дела, строители находятся во власти системных администраторов, видят на компьютере обезличенную картинку вместо реального конкурса, и непонятно, кто ей управляет.

НОСТРОЙ очень активно занимается модернизацией закона о госзакупках. Эту тему на совещаниях у председателя Правительства Владимира Путина неоднократно поднимал президент НОСТРОЙ Ефим Басин, который имеет богатейший опыт в этой сфере. Благодаря усилиям Совета и отдельным членам Совета НОСТРОЙ позиция строителей была многократно озвучена и у Президента России, и у премьера, и сейчас профильным министерствам даны соответствующие поручения. Я надеюсь, что в 2011 году в этом направлении будет сделан существенный шаг, в том числе, и в законодательной сфере – действующий закон либо будет кардинально исправлен, либо будет подготовлен новый текст.

И еще одна из ключевых тем – это корректировка приказа Минрегиона № 624. Но эта корректировка должна проводиться очень аккуратно, основная канва и содержание видов работ должны быть стабильными и устоявшимися, потому что НОСТРОЙ проделал огромную работу, выпустив под этот перечень огромный пласт унифицированных документов, которые уже применяются большинством СРО.

Тем не менее, некоторые положения этого приказа, о которых мы говорили более года, надо менять – например, пресловутые «звездочки». Их возникновение – результат псевдоборьбы за интересы среднего и малого бизнеса, причем ведут эту борьбу организации, в чьем составе очень мало средних и малых строительных фирм. Я считаю, что в строительстве НОСТРОЙ представляет интересы малого и среднего бизнеса, потому что в большинстве саморегулируемых организаций 80 или даже 95% –
это малый и средний бизнес. Сейчас, за полгода применения этого приказа, стало очевидно, что забота о малом бизнесе,
которую пропагандировали Минэкономики, ФАС и некоторые общественные организации, дала обратный эффект.

По нашим данным, «благодаря» 624 приказу из состава СРО вышло по собственной воле менее 0,5% малых компаний – и это притом, что можно было забрать взнос в компенсационный фонд! Получается, что почти нет таких организаций, которые хотели бы работать на вольных хлебах. Наоборот, допуск авторитетной СРО для малых предприятий – очень хорошая реклама, лучшая гарантия получения заказов и успеха у потребителя.

Кроме того, эти «звездочки» заложили мину, о которой никто в начале и не думал: по некоторым видам работ, на которые допуск обязателен только в случае их проведения на особо опасных объектах, несчастные случаи превысили все разумные пределы. Так, на четыре вида работ, выведенных из-под саморегулирования, приходится 50% всех аварий и несчастных случаев: это установка и демонтаж строительных лесов, механизированная разработка грунта, монтаж и демонтаж ограждающих конструкций, устройство кровель. Сейчас НОСТРОЙ настаивает, чтобы хотя бы по этим видам работ «звездочки» были отменены.

И, конечно, я должен упомянуть техрегулирование. СНиПы применяются только на добровольной основе. Хочу подчеркнуть, что в настоящий момент строительная отрасль лоббирует возврат обязательных норм, приведение этих норм в соответствие с требованиями практики, новыми технологиями и материалами. Последние 10 лет я не помню ни одной конференции или круглого стола, где не вставал бы строитель, который не поднимал бы очень зажигательно и аргументированно эту тему. Но теперь пришло время действовать. В конце прошлого года Правительство России поддержало все эти предложения, учло критику и выпустило соответствующее постановление, где был определен перечень норм, которые в короткие сроки должны быть переработаны и вступить в силу на обязательной основе.

На 2011 год на эту тему НОСТРОЙ выделяет 50% своего бюджета – это беспрецедентный случай. Я понимаю строителей, которые стараются выжить в кризис, и не воспринимают перспективу появления новых норм через пару лет как нечто очень необходимое, но многие компании понимают, что делать это нужно. Показательно, что съезд НОСТРОЙ практически единогласно утвердил бюджет по этому направлению, и мы в короткий срок получим пусть небольшое, но современное поле обязательных норм, СНиПов и стандартов, разработанных под контролем и при полном участии строительной отрасли, которые в 2011-2012 году вступят в силу. Хотя, конечно, в этой сфере работы еще лет на десять, более того, даже если сейчас нормативы будут приняты, через пять лет их нужно будет дорабатывать и модернизировать. Посмотрите на опыт Европы: только Германия каждый год выделяет три-пять млн евро на доработку стандартов, хотя это современная страна, и у них с нормативами все в порядке.

– Сейчас главный бич саморегулирования – продажа свидетельств о допуске. Какие законодательные методы борьбы с такими СРО вы предлагаете?

– Напомню, что основные полномочия по контролю деятельности саморегулируемых организаций в строительстве, проектировании и изысканиях законодательно закреплены за Ростехнадзором, хотя сейчас идут подготовительные шаги по передаче этих функций Минрегиону России. Минрегион, который в данный момент контролирует деятельность Национальных объединений, будет обладать набором контролирующих функций и над СРО, что позволит более эффективно реагировать на накопившиеся проблемы, и в том числе, на присутствие коммерческих СРО.

Хочу сказать, что тема эта не нова. Еще разработчики закона о саморегулировании в строительстве предупреждали о возможном появлении и разрастании данного явления. Прежняя система лицензирования была насквозь коммерциализирована – юристы, посредники, мертвые души в кадровом составе, фальшивые дипломы и документы о повышении квалификации – все это годами крутилось на лицензионном рынке и исчезнуть одномоментно при введении системы СРО не могло.

Должен отметить, что на начальном этапе, первые полгода, Ростехнадзор проявлял даже избыточную строгость и жесткость. Но потом, к сожалению, ворота в саморегулирование были открыты очень широко, СРО регистрировались пачками, по десять в неделю, и в этот момент в саморегулирование пошли все желающие. Конечно, те СРО, которые создавались на базе региональных Союзов строителей, были изначально здоровыми и качественными. Но организаторами СРО также выступили руководители региональных лицензионных центров. И хотя многие из них работают очень хорошо, появилось несколько СРО, чьи допуски продаются на каждом углу.

Но первый год показал нам определенную расстановку сил, то, что НОСТРОЙ мог сделать в выявлении и отслеживании проблемы коммерческих СРО. Однако полномочия НОСТРОЯ ограничены, подавать в суд, заниматься какой-то следственной работой мы не можем, это компетенция органа надзора. И хотя по всем возможным нарушением мы передавали документы в Ростехнадзор, соответствующей реакции пока не последовало.

– В чем же выход? В наделении
НОСТРОЙ контрольными функциями?

– Об этом должны говорить не мы, а саморегулируемые организации. Мы все –
части одной системы, и должны понимать, что ее добросовестность и благополучие в глазах потребителей и власти зависит от наших общих усилий. И если мы хотим эту систему развивать и сохранять, значит, надо заниматься определенным лечением. Если саморегулируемые организации доверят это лечение НОСТРОЙ, значит, надо добиваться этих поправок. Если все-таки СРО, как в прошлом году, продолжают бояться со стороны
НОСТРОЙ каких-то репрессий, значит, передачи контрольных функций не будет, и этим по-прежнему будет заниматься
госорган.

Вообще, я считаю, что при наличии силовых структур и органов надзора нужна всего лишь их добрая воля – и решение проблемы сдвинется с места. Мы готовы проводить предварительную работу.

– Что может сделать НОСТРОЙ в столь узких рамках?

– Например, провести мониторинг.
В конце мая мы представили в Минрегион доклад по итогам мониторинга нарушений в сфере саморегулирования в строительстве. Специалисты НОСТРОЙ выявили очень интересные факты. Например, поисковые запросы в системе Интернет по ключевым словам «вступление в СРО» по состоянию на 16 мая 2011 года демонстрируют фантастические результаты. Этот вид бизнеса рекламируется на 598 тыс. интернет-страниц по данным Яндекса и на 308 тыс. страниц по данным Google. Очень активно на «рынке» продаются допуски лишь нескольких СРО, что заставляет задуматься об их деятельности в целом. Численность этих СРО растет потрясающими темпами, иногда по несколько сотен в день. При этом реестры СРО максимально запутаны, а иногда и просто недоступны. На сайтах трудно найти решения общих собраний, информацию о размере компенсационного фонда и так далее. Нарушения не найдет, что называется, только ленивый.

При этом нам известно, что одним из условий покупки допуска этих СРО является выдача доверенности на определенное лицо для представления интересов этой компании на всех собраниях
и т. д. Таким образом, в руках нескольких человек скапливаются тысячи доверенностей, и они могут принимать любые решения. Этот вывод подтверждает тот факт, что общее собрание самой крупной СРО численностью более 7,5 тыс. человек проводится в офисе общей площадью не более 500 метров, то есть, на каждого члена СРО приходится по 6 кв. сантиметров! Понятно, что никто в этом офисе своих членов и не ждет. И таких фактов – масса! В результате анализа мы смогли сформулировать основные признаки коммерческой СРО. Наш доклад мы передали в Минрегион России, а он отправил его в Ростехнадзор. По-моему, фактов уже более, чем достаточно, чтобы начать действовать. И мы будем развивать работу в этом направлении. 

Елена Шинкоренк


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад