все записи



Дата: 24.08.2011
«Вестник строительного комплекса» № 76
Рубрика: ***

Госзаказ: бег по замкнутому кругу?


Наши собеседники: координатор НОСТРОЙ по СЗФО, вице-президент­ом СРО НП «Объединение строителей Санкт-Петербурга» Алексей Белоусов, заместитель генерального директора СРО НП «МОСО «ОборонСтрой» Владимир Андронов, исполнительный директор НП «МОНОЛИТ» Оксана Каргалова, председатель Совета Некоммерческого партнерства «Центр развития саморегулирования Объединение некоммерческих партнерств «ГЛАВСОЮЗ» Алексей Пышкин, президент СРО НП «Управление строительными предприятиями Петербурга», директор НП СРО «Северо-Западный Альянс Проектировщиков» Владимир Юсупджанов, генеральный директор Группы компаний «ТЭТРА Электрик» Ян Абубакиров, проректор по учебной и научной работе МИПКИ Павел Сажин, консультант по построению систем менеджмента качества (СМК) МИПКИ Александр Конотоп.

- В чем вы видите основные проблемы законодательной базы, регулирующей процедуру поставки товаров и услуг в сфере строительства для государственных и муниципальных нужд?

Алексей Белоусов: Создание компаний-однодневок и участие таких компаний в конкурсах на госзаказ выходит за рамки проблематики строительной отрасли. Уверен, чтобы решить эту задачу, нужно принимать решение на государственном уровне. Например, отказаться от НДС, заменив его на налог с продаж для компенсации потерь бюджета. В этом случае участникам рынка не нужно будет заниматься обналичиванием денег путем создания компаний-однодневок.

Оксана Каргалова: Основная проблема законодательства в том, что главным критерием при выборе заказчика является стоимость работ. Но стоимость работ должна быть всегда обоснована качеством этих работ. В то же время, качество работ, как и репутация фирмы на рынке, время ее существования, реализованные проекты, которые организация могла бы предоставить для подтверждения качества выполняемых работ, никак не влияют на победу в конкурсе.

Владимир Юсупджанов: На мой взгляд, главная проблема – низкая компетентность заказчика в составлении технического задания, что ведет к злоупотреб­лениям со стороны недобросовестных исполнителей, ориентированных не на качество оказываемых услуг и выполнение необходимых требований и технологий, а только на извлечение прибыли.

Не менее проблематично отсутствие регламентирующих документов, определяющих обязательные условия технического задания. Нарушение правил составления технического задания и обязательных условий, как правило, влечет за собой выполнение заказа с неудовлетворительным качеством, за которое заказчик должен нести ответственность.

Алексей Пышкин: На мой взгляд, существует несколько проблем, причем некоторые из них касаются специализированного закона о госзаказе, другие – гражданского законодательства в целом. Я бы выделил три основные. Во-первых, с каждым годом уменьшается эффективная конкуренция на рынке. С одной стороны, она растет с точки зрения дефицитности заказов и порождает конкуренцию, но не совсем эффективную – нет такого, что исполнители, которые непосредственно своими силами обеспечивают выполнение работ, во-первых, имеют доступ к госзаказу (чаще всего они выступают субподрядчиками) и, во-вторых, исполнитель чаще всего выполняет работы по заниженным расценкам. С момента снижения объема заказов конкуренция на рынке капитального строительства возросла, и заказы для многих компаний стали дефицитом. В таких условиях ряд компаний соглашается на минимальные демпинговые цены, чтобы только выжить. А это, в свою очередь, негативно сказывается непосредственно на качестве строительства и на отсутствии инновационного развития строительных компаний. Первое, что нужно сделать, это ввести в материальных нормах гражданского права понятие ничтожности сделки, направленной на выполнение строительных, проектных, изыскательских работ по цене ниже себестоимости плюс 10-15% рентабельности. Все сделки должны быть рентабельными, должна быть прибыль, с помощью которой компания развивается и реально несет риски, всегда возникающие при строительстве. Во-вторых, на сегодняшний день не создано независимых субъектов, обеспечивающих независимый контроль качества с момента возникновения технического задания, согласования и на всех этапах реализации проекта и принятия объекта в эксплуатацию. Саморегулируемые организации, к сожалению, непосредственного отношения к этому не имеют. Наконец, в-третьих, отсутствуют действенные механизмы со стороны заказчика, позволяющие управлять ситуацией, связанной с недобросовестным подрядчиком. Сейчас процедура очень затянута – необходим оперативный механизм замены такого исполнителя, и, в то же время, надо остерегаться завышения норм обеспечения исполнения контракта и таких мер, которые реально ограничивают доступ к госзаказам для предприятий малого и среднего бизнеса. На сегодняшний день мы получаем информацию от регионов о резком сокращении доступности
госконтрактов для небольших компаний –
обеспечение составляет 30% от цены контракта, что слишком много. Возможно, имеет смысл разрешить применять механизмы банковской гарантии или иных способов обеспечения обязательств, а замораживание денег на расчетном счете это непонятная мера, которая в мире практически не имеет применения и которая ограничивает развитие отрасли.

Ян Абубакиров: Основная проблема – это расхождение с налоговым законодательством, достаточно нечетко описана сама процедура и трактовка ситуации со снижением первоначальной максимальной цены до нуля. Также одной из проблем можно назвать имеющуюся разобщенность в ситуации с электронным документооборотом в России.

Павел Сажин: Недостаток заключается в том, что механизмы работы с недобросовестными поставщиками еще сырые и недоработанные, в результате чего недобросовестные поставщики не могут быть привлечены к ответственности в полной мере.

- Считаете ли вы перспективным внедрение системы электронных торгов в строительной сфере?

Владимир Андронов: Внедрение систем электронного документооборота в широком смысле слова – неизбежное требование времени. Электронные торги не являются исключением. Рано или поздно во всех сферах деятельности человека, связанных с компьютерами, интернетом, будь то покупка в интернет-магазине или участие компании в конкурсе на выполнение работ, будет использоваться исключительно удаленный доступ к обмену информацией и, как итог, обезличенный, независимый результат взаимоотношений контрагентов. И нет смысла оценивать это как «перспективно» или «не перспективно» – это неизбежное будущее. В настоящее время в СРО НП «МОСО «ОборонСтрой» происходит становление тендерного комитета, который направлен на оказание членам СРО помощи в выборе электронных торгов, подготовке документов.

Оксана Каргалова: Электронные торги –
это давно ожидаемый и уже даже запоздавший на много лет необходимый институт в строительной сфере. Такие торги в значительной степени упрощают процедуру участия в торгах и аукционах, что позволяет большему количеству участников принимать в них участие. А развитие конкуренции на рынке всегда дает положительные стимулы для развития такого рынка.

Владимир Юсупджанов: Вопросами электронных торгов я не занимался, и даже не могу сказать, как эта процедура проводится во всем мире. По крайней мере, я не встречал, чтобы где-то устраивались электронные торги на проведение строительных работ так, как это пытаются внедрить у нас.

Ян Абубакиров: Сама по себе идея электронных торгов является, несомненно, правильным направлением развития, однако, как и все новое, имеет свои плюсы и минусы.

Александр Конотоп: Да, безусловно, внедрение данной системы положительно скажется на строительной отрасли. Хотя бы потому, что электронная торговая площадка дает возможность участия в тендере любой организации в независимости от ее размера и географического местоположения.

- Как вы оцениваете поправки, внесенные в закон о Госзакупках (Федеральный закон от 21.04.2011 №79-ФЗ)?

Алексей Белоусов: Федеральный закон №79-ФЗ дал нам право подготовить проект постановления, предусматривающий при проведении конкурсных процедур требование квалификационного отбора, отсутствующее на сегодняшний день. Считаю, что в этом постановлении обязательно должны содержаться новеллы, регламентирующие порядок предварительной квалификации компаний, выходящих на конкурс. Это очень важно, поскольку организация, состоящая из одного человека, например, не может выполнять строительные работы. Или другой пример –
фирма, весь год занимавшаяся оклейкой обоев, не должна уже на следующий год заниматься строительством школы, детского сада или жилого дома за бюджетные деньги. Также нельзя заниматься прокладкой инженерных сетей, если до этого вы ремонтировали сантехнику.

Владимир Андронов: Указ Президента значительным образом изменяет подход к определению начальной (максимальной) цены контракта при размещении заказов на работы, товары и услуги. Усиливается ответственность заказчиков, начальная цена контракта должна быть обоснована, устанавливаются новые требования составления технического задания и контракта, меняются правила закупочной деятельности научных и некоторых других видов учреждений. Госзаказчики будут обязаны проводить электронные аукционы и работать по новой номенклатуре товаров, работ и услуг. Невыполнение требований законодательства карается административной ответственностью в соответствии с КоАП РФ.

Оксана Каргалова: Внесенные изменения носят косметический характер, не меняя закон по существу, а именно к существу закона и были основные претензии. Закон в нынешней редакции, и даже с учетом изменений, хорошо может работать только на рынке с развитой конкуренцией. Там, где качество товара или услуги можно четко стандартизировать по ГОСТу или по иным критериям, или там, где качество определяется не столько продавцом товаров, сколько производителем, имеющим широкую известность на рынке, и в качестве производимой продукции нет никаких сомнений. В таком случае стоимость, как основной индикатор, является достаточной. Федеральный закон 94-ФЗ, а также изменения в данный закон, абсолютно не учитывают такое понятие как качество оказываемых услуг или поставляемых товаров на тех рынках, где стандартизировать по каким-либо критериям товар или услуги невозможно. К примеру, строительство автодорог в России, где стоимость строительства в разы больше европейской, в то время как качество в разы хуже европейского, – яркий тому пример.

Алексей Пышкин: Мнение строительной отрасли при разработке 79 ФЗ было учтено, но не комплексно, без системного подхода. Те изменения, которые сейчас активнее всего обсуждаются, касаются косметики правил поведения на рынке госзаказа и еще больше усиливают права заказчика и игнорируют главные причины, по которым мы не достигаем конкурентно-
способного мирового качества. Для улучшения ситуации, на мой взгляд, необходимо прекратить практику заключения убыточных контрактов или контрактов с заниженной рентабельностью, допустить СРО к процессу контроля качества в капитальном строительстве, и создать институт независимых экспертов, которые бы участвовали на всех стадиях бизнес процессов. Кроме того, необходимо дать заказчику более эффективные способы для обеспечения добросовестных подрядчиков. Самый лучший способ – это предквалификационный отбор. Должен быть какой-то табель о рангах для строительных компаний: по способности исполнить контракт, по объему финансирования и, возможно, по сложности объектов.

Ян Абубакиров: Поправки направлены на большую прозрачность конкурсов и закрытие ряда коррупционных «лазеек».

Александр Конотоп: Положительно, это еще один шаг в направлении честных торгов, который позволит демонополизировать рынок, сэкономить множество средств и воздействовать не только на недобросовестного поставщика, но и на недобросовестного заказчика.

- Насколько возможность установления минимальной стоимости госконтракта позволит исключить ценовой демпинг недобросовестных строительных компаний?

Владимир Андронов: Актуальность и необходимость внесенных в законодательство изменений никем не оспаривается. Возможно, не все учтено, но шаг в нужном направлении, несомненно, сделан. До внесения упомянутых изменений, результатом участия добросовестной компании в торгах могло стать появление в участниках малознакомой компании, с ценой участия абсолютно не соответствующей реалиям. Что имеем в итоге? Большое количество истраченных государственных средств и неисполненные контракты! Будем надеяться, что, при изначальной документально утвержденной минимальной стоимости госконтракта, количество объективных результатов тендеров несколько увеличится.

Оксана Каргалова: Ценовой демпинг может быть исключен только в том случае, если для принятия решения о допуске к торгам учитывались бы такие факторы, как наличие похожих реализованных проектов, время существования организации на рынке, репутация на рынке строительства и т. д. В таком случае, минимальная стоимость государственного контракта была бы действенной на 100%. Сейчас же это является некой полумерой, способной частично справиться с недобросовестным демпингом.

Ян Абубакиров: Демпинг – глобальная проблема всей системы государственных закупок. В торгах на строительство по госзаказу сегодня побеждает компания, предложившая наименьшую цену, независимо от необходимого объема работ, имеющегося опыта и репутации. На Западе демпинга не существует, если компания демпингует – ее снимают, а у нас это поощряется. Очень надеюсь, что внесение поправок изменит данную ситуацию.

Павел Сажин: На наш взгляд установление заказчиком минимальной цены контракта не очень существенно снизит количество недобросовестных поставщиков, но совершенно точно породит большее количество добросовестных поставщиков, которые смогут составить конкуренцию недобросовестным.

- По вашему мнению, принятие 79-ФЗ позволит решить злободневные проблемы, связанные с выполнением осударственного заказа в строительной отрасли?

Владимир Андронов: Всех проблем закон не решит. Всегда останутся «лазейки» и элементы возможного коррупционного сговора организаторов торгов и аффилированных участников, особенно на этапе формирования технического задания. Но общими усилиями, в том числе с учетом возможностей и соответствующих прав саморегулируемых организаций, их коллективного опыта и все возрастающего «политического веса» в структуре строительной отрасли, можно добиться перелома в данном вопросе.

Оксана Каргалова: Принятие данного закона и внесенные им поправки пока носят лишь косметический характер. Еще необходима апробация данных изменений на практике и внесение дополнительных поправок. Поэтому данные изменения смогут лишь устранить наиболее явные пробелы в законодательстве, однако не решают проблему в комплексе.

Владимир Юсупджанов: 79-ФЗ ввел поправки в 94-ФЗ. Для нас наиболее важно введение такого понятия, как предквалификация. Именно в этом аспекте саморегулируемым организациям нужно применять свои силы – готовить свои компании к участию в торгах. Мы можем говорить о том, что знаем эти организации, что мы проверили их финансовую устойчивость, поэтому готовы отвечать за их работу и морально и материально.

Однако, в целом, как федеральный закон не работал, так и не работает. Пока документы на торги будут приниматься в пакете, и никто не будет знать, что там написано, в торгах на строительство будет участвовать магазин канцелярских товаров и пытаться выступить инвестором. Тем более что особых требований к заказчикам-застройщикам на сегодняшний день нет.

Павел Сажин: Даже если принятие 79-ФЗ и не решит всех злободневных вопросов, то совершенно точно приблизит нас к их решению. Крайне важно при подготовке новой редакции ФЗ
«О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» исходить не из отмены уже сложившейся системы в сфере размещения заказов, а из необходимости скорректировать данную систему, исключая недостатки, но сохраняя достигнутые положительные результаты. 


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад