все записи



Дата: 23.02.2012
«Вестник строительного комплекса» № 79
Рубрика: Обсуждаем проблему

Развитие торговли через развитие Санкт-Петербурга. Вопросы без ответов


Развитие торговли в последнее время приобрело поистине гигантский размах. За последние годы в нашем городе введены новые магазины, их количество – огромно.

Если классифицировать торговые помещения как таковые, можно отметить несколько типов. Во-первых, это отдельно стоящие здания типа универсамов, в которых расположен ряд небольших магазинчиков, предоставляемых в аренду основным, «якорным» арендаторам. В эту категорию попадают «Пятерочки» в заново построенных зданиях, универсамы типа «Фрунзенский» (он был сооружен еще в советские времена и в последние годы значительно перестроен). Также сюда можно отнести многочисленные «Ленты» и «Карусели». И хотя они называют себя гипермаркетами, им еще очень далеко до своих собратьев Wallmart из США. Правда, совсем недавно ходили слухи, что этот торговый монстр присматривался к нашим сетям с желанием их выкупить. Однако, сделка так и не состоялась…

Современные веяния

В последнее время очень широко стали развиваться торговые комплексы у метро или над метро. Жажда наживы позволила изуродовать Владимирскую площадь. При этом довольно анекдотично звучит вопрос Валентины Матвиенко, в ее бытность губернатором Санкт-Петербурга, о том «кто дал разрешение о строительстве торгового комплекса над будущим павильоном метро станции Достоевская?». Видимо, губернатор слабо себе представляла, что творят чиновники в городе. Или просто закрыла глаза на происходящее.

Кстати, в ноябре прошлого года городской суд Санкт-Петербурга нашел крупные нарушения в градостроительной политике экс-губернатора Валентины Матвиенко. Рассмотрев иск Прокуратуры, суд установил, что Смольный в 2004 году своим приказом незаконно снял с государственной охраны 38 исторических зданий, большинство из которых и были снесены. Благодаря этому, например, в центре города появились элитные жилые кварталы, построенные группой ЛСР, подконтрольной сенатору от правительства Ленинградской области Андрею Молчанову. При этом нынешней главой ЛСР является бывший вице-губернатор Александр Вахмистров. Прокуратура может опротестовать аналогичные приказы, касающиеся судьбы еще около ста городских памятников.

Вовсе не случайно, что на территории бывших архитектурных памятников ныне построены не только элитные дома, но и так называемые многофункциональные комплексы (МФК) или, говоря по-русски, торговые ряды. На месте снесенных зданий на углу Невского проспекта и улицы Восстания возведен многомиллионный торговый комплекс финской компании Stockmann. Градозащитники протестовали, тем не менее, здание было построено с превышением норм высотности. Данный факт впоследствии признали сами городские власти, а Валентина Матвиенко назвала сей шедевр «градостроительной ошибкой». Желание администрации заработать средства для города, конечно, благо, другой вопрос, сколько денег при этом оказалось в карманах чиновников…

Торговые комплексы над станциями метро в районе новостроек возводить, несомненно, проще. Там нет памятников архитектуры, кругом коробки серийных зданий. Тем не менее, общественность не позволила возвести господину Лейтису и империи «Адамант» торговый комплекс рядом с метро «Политехническая». Аргумент был более чем весом: рядом оказался-таки памятник архитектуры – сам Политехнический университет. Правда, определенные лица, надеясь на положительный эффект, заранее произвели зачистку торговых павильонов только им свойственным способом – поджогом, но пусть это остается на их совести. Другое дело – уличные торговые комплексы «шаговой доступности». Это одноэтажные здания, этакие большие ларьки. Крайне редко они могут похвастаться архитектурными изысками. В новостройках эти магазины превалируют, их лепят везде и всюду. Несомненно, они создают рабочие места, по крайней мере, так комментируют ситуацию местные районные чиновники, но на практике в них работают исключительно гастарбайтеры.

Вывод напрашивается сам собой: в большинстве своем попытки администрации города привести систему к общему знаменателю, развитие торговых точек и строительство соответствующих площадей ни к чему не привели.

Печальный опыт

Вопрос перепрофилирования зданий или помещений, условий их эксплуатации, особенно мест большого скопления народа в последнее время актуален как никогда. Почему? Потому что на кону жизнь и здоровье наших граждан. Давайте вспомним историю.
23 февраля 2006 года в 5.45 в Москве произошло обрушение здания Басманного рынка. Далее, в 14.30 под обломками начался пожар, ликвидированный к 16.20. Погибло 66 человек, было ранено не менее 32.
Здание было построено в 1974 году, и в принципе его нельзя назвать старым. Главный архитектор проекта – Л. Гильбурд. Проектировщиком рухнувших перекрытий рынка являлся Нодар Канчели, также проектировавший Трансвааль-парк.
Тем не менее, эксплуатирующая организация допустила массовую перестройку внутренних помещений, что привело к изменениям, повлекшим обрушение конструкций. Кровлю вовремя не ремонтировали, утеплитель промокал, эксплуатировалось же здание 24 часа в сутки, принося гигантские прибыли. Неужели часть этих прибылей нельзя было расходовать на своевременный ремонт?
По форме здание имело купольную конструкцию и представляло собой большой просторный зал с торговыми рядами. Крыша представляла собой безопорную чашу, внутреннее кольцо которой было на 3,5 метра ниже внешнего контура. Сам купол поддерживался на специальных тросах.
По такому же принципу построены многие рынки в нашей стране. После катастрофы было дано указание о тотальной проверке такого типа сооружений повсеместно. К счастью, идентичная конструкция была обнаружена только в Ханты-Мансийске, однако помещений купольного типа довольно много в Челябинске, Минске, да и в самой Москве. Обрушение произошло из-за несвоевременного обследования тросов и самих конструкций здания.

Магазин в жилом доме

Примеров и объявлений о переводе жилых помещений в нежилые великое множество. На этой волне в здания, не предназначенные для ведения торговли, встраиваются, простите, имплантируются магазины и магазинчики. Обитатели первых этажей, иногда это пожилые люди или люди, злоупотребляющие спиртным, отдают свои квартиры и переезжают в далеко не ликвидные места. Правда, все зависит от ретейлеров: если их совесть нечиста, то обитатель квартиры на 1 этаже может пополнить ряды питерских бомжей.
Однако, рассматривать вопросы морали – не наш профиль, нас интересует главный технический вопрос: кем и как производится перепланировка? Не нанесет ли она вред конструкции здания в целом? Не потеряется ли несущая способность стен и перекрытий? Наконец, кто понесет ответственность за гибель людей?
Как свидетельствует история, здания, построенные еще в Советском Союзе, нередко располагали так называемыми встроенными помещениями. Вдоль «красных» границ улиц располагалось подавляющее число торговых точек. Нельзя сказать, что их вообще не было внутри квартальной застройки. Просто согласно зонированию городской среды жилые здания с магазинами в основном располагались в центральной части городов. На периферии встроенные помещения были ориентированы под библиотеки, ателье, крайне редко – под продуктовые магазины. Тем не менее, в конце 60-х годов с появлением индивидуальных проектов торговые точки начали возникать непосредственно внутри жилых кварталов спальных районов. Отдельно стоящие «стекляшки» (почта, сберкасса, магазин) стали приметой времени. Надо отдать должное: они гармонично смотрелись в контексте развития городской инфраструктуры, потому что наш город возводился согласно градостроительному плану.

Градостроительная концепция через призму торговли

В 1820 году Комитетом строений и гидравлических работ, созданным с целью «поправления и постоянного введения надлежащей правильности, красоты и приличия в строениях всех частей города», был разработан «Проект о каменных и деревянных строениях в Санкт-Петербурге». Он проработал с 1816 по 1842 год. Впоследствии до 1917 года в городе подобного органа не было. Однако строительство новых улиц велось по Плану урегулирования Санкт-Петербурга, высочайше утвержденному в 1880 году.
Градостроительные проекты начала века (Л. Н. Бенуа, Ф. Е. Енакиева, И. А. Фомина), предлагавшие радикальную реконструкцию и упорядочение планировки центральных районов, остались на бумаге. Кстати, магазины и помещения под них строились сразу. Некоторые располагались в доходных домах, а торговые площади, рынки и гостиные дворы – в том числе Гостиный и Апраксин – гармонично вписывались в городскую концепцию. Многие торговые помещения того времени, к сожалению, утрачены или не эксплуатируются в наше время.

Уже при советской власти в 1919–1925 годах Совет по урегулированию плана Петрограда воплощает ленинский план монументальной пропаганды и начинает составление новых градостроительных планов (Генеральный план Петрограда, созданный под руководством И. А. Фомина, 1923 год). Их реализации препятствуют гражданская война, интервенция, разруха. Работа возобновилась лишь в 1925–1933 годах. Отдел планировки в составе Откомхоза Ленинградского совета рабоче-крестьянских и красноармейских депутатов проектирует и сооружает «жилмассивы» – крупные жилые комплексы на рабочих окраинах за Нарвской и Невской заставами, на Выборгской стороне, в западной части Васильевского острова. Строятся первые дворцы культуры, фабрики-кухни, универмаги, дома-коммуны. Обращает внимание тот факт, что большевики строили именно большие торговые комплексы, впоследствии ставшие предметом гордости советских граждан.

Начиная с 1933 года Архитектурно-планировочный отдел (АПО) Ленсовета разработал эскизный проект планировки Ленинграда (коллектив под руководством Л. А. Ильина), наметивший расширение города в южном, восточном и северном направлениях. В конце 1930-х годов архитекторы Н. В. Баранов и А. И. Наумов выбрали в качестве приоритетного южное направление и наметили создание там нового административного центра Ленинграда.
Так появились новые центры торговли, один из них – Фрунзенский универмаг, расположенный на Московском проспекте, д. 60. Этот памятник советской архитектуры был сооружен в 1934–1938 годы (архитекторы Е. И. Катонин, Л. С. Катонин, Е. М. Соколов, К. Л. Иогансен) как часть парадной магистрали, формировавшейся в соответствии с генеральным планом.

Нужно отметить, что Московский проспект – это особая магистраль Петербурга, и не только потому, что это главная дорога из аэропорта в Смольный. На мой взгляд, это один из лучших примеров создания архитектурного ансамбля, в который удачно вписывается Московский универмаг, долгое время служивший «торговыми воротами» нашего города. Сравнить его можно только со зданием Заневского универмага у Володарского моста, ныне перепрофилированного под спортивные и компьютерные магазины, или с Нарвским универмагом.  

Перед войной было развернуто массовое жилищное строительство на месте бывших деревень Автово и Щемиловки. Реализацию Генерального плана развития Ленинграда 1940 года остановила Великая Отечественная война. Но уже в 1942 году АПО начало рассматривать проблемы послевоенного восстановления города.

В 1943–1957 годы Управление по делам архитектуры исполкома Ленсовета руководило всеми восстановительными работами; реконструкция сопровождалась научной реставрацией, старинным зданиям возвращался первоначальный облик. В 1948 году, после ликвидации наиболее тяжелых последствий войны и блокады, под руководством Н. В. Баранова и А. И. Наумова был разработан новый проект Генерального плана, откорректированный в 1951 году, рассчитанный на 10–12 лет и предусматривавший расширение города во всех направлениях. Его осуществлению способствовал переход к типовому (серийному) проектированию и индустриальным методам строительства, что, несомненно, помогло в развитии города. Ведь в те годы жилья не хватало, тем более – торговых точек. Тем не менее, магазины в районе метро Автово, Московская и другие закладывались непосредственно во вновь возводимые здания.

В 1957–1966 годы строительство регулировалось Архитектурно-планировочным управлением (АПУ) Ленгорисполкома. За период 1957–1960 годы проектной документацией было обеспечено строительство 6 млн кв. м жилья.

К 1963 году авторский коллектив под руководством В. А. Каменского и А. И. Наумова закончил разработку Генерального плана развития Ленинграда и пригородной зоны на расчетный срок 20–25 лет, намечавшего рост городской застройки свыше 50 тыс. га.

В 1966–1988 годах Главное архитектурно-планировочное управление (ГлавАПУ) исполкома Ленгорсовета стало ведущей организацией городского управления по вопросам строительства и благоустройства в Ленинграде, Пушкине, Павловске, Петродворце, Колпино, Кронштадте, Сестрорецком районе и на территориях лесопаркового защитного пояса. Его важнейшими задачами были реализация Генерального плана и повышение архитектурно-художественного качества нового строительства. Ленинград экстенсивно расширялся за пределами индустриального пояса. ГлавАПУ за годы существования разработало проекты застройки районов, где сегодня проживает 3/4 всех горожан, обеспечило проектной документацией строительство тысяч километров улиц и набережных, линий и станций метрополитена, систем инженерного обеспечения.

В 1987 году был утвержден Генеральный план развития Ленинграда и Ленинградской области на период до 2005 года.

К 1988 году ГлавАПУ разработало целевую комплексную программу «Ленинград. Жилище-2000».

В 1988–1991 годах Управление «Ленглавархитектура» разрабатывало ведомственные строительные нормы проектирования планировки и застройки новых селитебных районов Ленинграда.

Предыдущие генеральные планы Ленинграда, ныне Санкт-Петербурга, разрабатывались в условиях государственной собственности на землю, средства производства, недвижимость. Преду­смотренные действующим Генеральным планом мероприятия финансировались из государственного бюджета.
Предпоследний генплан Санкт-Петер­бурга и Ленинградской области утвержден в 1987 году, срок его службы истек в 2005-ом. 
Генеральный план, по которому мы живем сегодня, по мнению многих наших архитекторов, не отвечает современным требованиям. Начало разработки данного программного документа было положено Постановлением правительства Санкт-Петербурга №47 от 16 июля 2001 года. За  создание отвечал Комитет по градостроительству и архитектуре. Принят он был как Закон Санкт-Петербурга от 22.12.2005 № 728-99 «О Генеральном плане Санкт-Петербурга» Законодательным собранием Санкт-Петербурга.
Современники критикуют Генплан за то, что он фактически закрепляет систему номинального административного управления таким сложным организмом, как Петербург. Это не может не нравиться. Слишком много бюрократии. Скорее всего, это действительно так, чиновники плавно мигрируют из района в район. Многие администрации раздуты. Даже наш премьер отметил, что как ни пытаются сокращать чиновников, а их все больше и больше. В принципе город действительно должен формироваться как единое целое, а этого сейчас нет. Получается мозаика.

Модернизация или профанация?

Сегодня в ранее построенных и, как правило, уже модернизированных торговых центрах выполнены различного рода пристройки и надстройки, располагается достаточно много магазинчиков и предприятий сферы услуг. Ранее строительство такого рода зданий велось директивно. На определенное количество жителей должны быть аптека, продовольственный магазин, ателье. Не случайно профили наших улиц и в Купчино, и на Гражданке схожи. Иногда они напоминают азбуку Морзе: длинный дом – тире, высокий дом – точка, торговый центр….

Вместе с тем торговых площадей с ростом индекса потребления стало не хватать. Генплан 1987 года не предусматривал переход к «дикому капитализму». Вот «инвесторы» и устремились в жилые дома. Причем разрешающие инстанции не смущает тот факт, что перестройка идет стихийно, внешний вид входных групп различен. Санкт–Петербург скоро будет напоминать южный город, типа Бухары, благо, количество мигрантов в лице таджиков и узбеков приближается к миллиону.

Где сегодня можно устраивать магазины? Да везде. Возьмите хоть начало проспекта Обуховской обороны, где бывшие места, общественные, отхожие места стали называться «кафе» (видимо качество еды в них такое же...).

Еще один пример – пересечение Новочеркасского и Заневского проспектов – Заневская площадь. Ансамбль сложился: площадь окружена зданиями со встроенными помещениями, далее стоят кирпичные пятиэтажки и безликие дома массовых серий. Как оказалось, даже при насыщенности Новочеркасского проспекта помещениями под магазины их оказалось мало, так что теперь первые этажи жилых многоэтажек «облагородили» магазинами.

Конечно, подобные мероприятия наиболее актуальны для так называемого «малого бизнеса», видимо, здесь приложил руку господин Осеевский. Но ведь малый бизнес – это не только торговля…

Как ведется строительство таких магазинов? Кто откроет тайну? Выполняется ли усиление перекрытий? Ставятся ли металлические диафрагмы, если демонтируют несущие стены, и где проекты этих усилений, кто это проверяет?

Что же делать? Скорее всего, ситуация кардинально не изменится до того момента, когда не произойдет какого-либо рода ЧП. Разрешить ситуацию можно только тогда, когда власть сможет действовать не на словах, а исходя из принципа необходимости, ведь, согласитесь, не все торговые точки так уж необходимы.
Выход очевиден: запретить строить магазины в жилых зданиях и в помещениях, которые для этого не предназначены. Только нужен ли он чиновникам?


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад