все записи



Дата: 26.06.2012
«Вестник строительного комплекса» № 81
Рубрика: Энергетика

Станислав Доржинкевич: «Решение проблем – в конструктивном диалоге власти и бизнеса»


Проблемы в области энергоэффективности производства строительных материалов мы обсудили на встрече с заместителем директора Департамента энергоэффективности, модернизации и развития ТЭК Минэнерго России, членом координационно-экспертного совета Министерства регионального развития Российской Федерации по контролю над реализацией «Стратегии развития промышленности строительных материалов и индустриального домостроения на период до 2020 года» Станиславом Доржинкевичем, состоявшейся в конце мая 2012 года.

– Станислав Иренеушович, каковы основные задачи Департамента?

– Основная задача – участие в достижении поставленной Президентом РФ в 2008 г. цели по снижению энергоемкости производства ВВП на 40%. Мы подходим к этому как к разработке месторождения, эффективность вложений в которое в три раза больше, чем в добычу нефти, газа, других природных ресурсов. Строительная индустрия – одна из наиболее энергоемких отраслей нашей промышленности. Сегодня, к сожалению, большая часть экономики нашей страны базируется на добыче и первичной переработке природных ресурсов, а резервы энергосбережения в них превышают поставленные цели. Поэтому задача и была сформулирована на долгосрочную перспективу до 2020 года. Что касается промышленности производства строительных материалов, то в прошлом году мы встречались с крупнейшими производителями цемента, чтобы понять, какие резервы существуют и как они могут быть использованы, ведь известно, что цементная отрасль потребляет до 3% всего природного газа нашей страны.
В России более 70% цемента производится «мокрым», более затратным и менее эффективным способом. В Европе все цементные заводы работают по сухому способу, а это как минимум 50% экономии топлива, 20% экономии электроэнергии, 75% экономии потреб­ления воды. Цена вопроса – порядка 80 млрд руб на 1 млн вводимой мощности. Использование в качестве активных добавок минеральных отходов угольных ТЭЦ металлургического комплекса также позволяет, не увеличивая мощностей, производить большее количество качественного цемента. Хочу отметить, что внедрение и реализация мероприятий проекта по энергосбережению и энергоэффективности позволит снизить себестоимость производства, что крайне важно в условиях мировой конкуренции при вступлении России в ВТО.

– Федеральный закон №261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энер­гетической эффективности» предъявляет новые требования к деятельности промышленных предприятий...

– Да, закон обязывает компании, потребляющие энергоресурсы в объемах, превышающих 10 млн руб в год, проводить энергоаудит. Причем провести аудит вправе только компании, являющиеся членом СРО в области энергетических обследований. К сожалению, судя по сданным в Минэнерго энергопаспортам, компании стройиндустрии не проявляют интереса к проведению энергетических обследований. Возможно, это связано с тем, что большинство руководителей не понимают, для чего это нужно. Энерго­аудит важен не для отчетности в виде энергопаспортов (хотя и эта информация важна и нужна), а для разработки программ или системы мероприятий по снижению энергопотребления! В результате – повышение эффективности производства. Понятно, что сделать это может только энергоаудитор – квалифицированный специалист, имеющий первое профильное инженерное образование и опыт работы. А сегодня, пройдя двухнедельные курсы, практически каждый может стать энергоаудитором. В этой связи уже готовятся поправки в закон об энергосбережинии и формулируются требования к энергоаудитору. Хочу подчеркнуть, что сегодня Минэнерго, в соответствии с действующим законодательством, не вправе их устанавливать. Поэтому сейчас единственный действенный инструмент наказания неквалифицированных энергоаудиторов – это министерские проверки. Плановые проверки СРО разрешено проводить раз в три года, но если результаты аудита не удовлетворили заказчика, он вправе обратиться с жалобой в Министерство, и проверка будет проведена.

– В чем, на ваш взгляд, кроется основная причина низкой энергетической эффективности российских производств?

– Изношенные основные фонды, устаревшие технологии и, как говорили ранее, сырьевая основа экономики страны.

– Почему так медленно внедряются мероприятия, направленные на энергосбережение и повышение энергоэффективности?

– Энергосбережение и энергоэффективность, к сожалению, воспринимаются у нас не как насущная потребность, а как дополнительная и малоприятная нагрузка. Проблема в том, что российский предприниматель в большинстве своем не ориентирован на так называемый отложенный эффект. Поэтому крайне важно акцентировать внимание бизнеса и профессиональной общественности на имеющихся возможностях.

– А какие это возможности?

– К концу 2011 года в стране завершено формирование системы нормативных правовых документов, необходимых для реализации мероприятий по энергосбережению. Первый шаг в этом направлении был предпринят в 1996 году с принятием закона об энергосбережении. Поскольку этот документ не имел норм прямого действия, его последствия не были реально ощутимы. Принятый в 2009 году во исполнение Указа Президента РФ Закон «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» уже несет целый ряд норм прямого действия, которые заставляют предприятия включаться в его реализацию. В развитие этого закона уже в 2010 году была принята Государственная программа «Энергосбережения и повышение энергетической эффективности до 2020 года». В ее рамках в 2011 году в субъекты Российской Федерации было направлено 5 млрд руб для софинансирования мероприятий в сфере энергосбережения и энергоэффективности.

– Расскажите подробнее об инвестиционных возможностях государственной программы в области энергоэффективности.

– Прежде всего – это субсидии, выделяемые субъектам Российской Федерации. Любой проект или мероприятия, внедряемые на предприятиях отрасли и включенные в региональные программы, могут получить финансирование. Также в рамках Госпрограммы предусмотрено ежегодное выделение 10 млрд руб. в качестве госгарантии для реализации проектов по энергосбережению и энергоэффективности.
Для внедрения энергоэффективных объектов и технологий законодательством предусмотрены инвестиционный налоговый кредит и ускоренная амортизация. Возможно также использование энергосервисных контрактов. В рамках реализации этих контрактов энергосервисные компании берут на себя обязательства, предположим, на установку или замену освещения и за счет получаемого снижения энергопотребления возвращают вложенные средства на реализацию этих мероприятий. В рамках госзаказа предприятия также обязаны покупать энергоэффективное оборудование. Кроме того, создана государственная информационная система энергоэффективности, задачи которой, с одной стороны, информировать, с другой – обобщать информацию о реализации программ энергоэффективности, а с третьей – аккумулировать информацию о технологиях и оборудовании, которые считаются энергоэффективными и рекомендованы к применению.

– Подводя итоги, скажите, в чем вы видите выход из сложившегося положения?

– Прежде всего, в информированности населения страны в необходимости энергосбережения и повышения энергоэффективности. Это должно стать такой же естественной потребностью, как, например, чистка зубов. С другой стороны, профессиональное образование: квалифицированный энергоменеджер сегодня необходим стране точно так же, как и квалифицированный строитель. За рубежом реализуются стандарт ISO 50001 по системе энергоменеджмента на предприятии. Для нас это тоже актуально. Нужно понимать, что энергоменеджер – это не энергетик. Если функции энергетика – обеспечение энергоресурсами, функции энергоменеджера – наиболее эффективное их использование, в том числе за счет реализации системы организационных мероприятий, модернизации технологических процессов и т. д.
Хочу подчеркнуть, что многие проблемы разрешаются быстрее, если налажены межотраслевая кооперация и взаимодействие с органами власти на местах, говорим ли мы об использовании отходов мусорных отвалов энергетических предприятий или о производителях строительных материалов.

К сожалению, судя по сданным в Минэнерго энергопаспортам, компании стройиндустрии не проявляют интереса к проведению энергетических обследований. Энергоаудит важен не для отчетности в виде энергопаспортов (хотя и эта информация важна и нужна), а для разработки программ или системы мероприятий по снижению энергопотребления. В результате – повышение эффективности производства.


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад