все записи



Дата: 08.08.2012
«Вестник строительного комплекса» № 82
Рубрика: Саморегулирование

Владимир Юсупджанов: «Саморегулирование предполагает само­организацию по горизонтали, а не выстраивание вертикали власти»


В преддверии профессионального праздника — Дня строителя — стало традицией подводить итоги проделанной работы и строить планы на будущее. Дать собственную оценку процессам, происходящим в системе саморегулирования, и обозначить актуальные проблемы строительной отрасли мы попросили президента СРО НП «Управление строительными предприятиями Петербурга», директора НП СРО «Северо-Западный альянс проектировщиков», директора СРО НП «Национальное объединение производителей и поставщиков строительных материалов», доктора технических наук, профессора СПб ГПУ В. И. Юсупджанова.

Владимир ЮсупджановВладимир Исмаилович, пожалуйста, охарактеризуйте сегодняшний день строительной отрасли…

— Процесс становления и развития системы саморегулирования продолжается, как и дискуссии о необходимости усилить требования к саморегулируемым организациям и наделить контрольными функциями Национальные объединения. Я вас уверяю, что как только мы наделим полномочиями тех, кого, вроде бы, сами избрали, начнутся проверки. Причем начнутся они не с послушных СРО и даже не с коммерческих, а с тех, кто критикует. С тех, кто не стесняется и не боится говорить о том, что СНиПы не актуализированы на должном уровне, хотя деньги на это потрачены, что создаваемые стандарты — это не стандарты саморегулируемых организаций и даже не стандарты строительных предприятий, а учебно-методические пособия, что частные и негосударственные образовательные учреждения, каким-то образом получившие лицензию и аккредитацию, не имеют права выдавать дипломы государственного образца. Саморегулирование — это самостоятельное регулирование, выстраивание, управление. И попытки навязать мнение сверху встречают либо неприятие, либо безразличие.
Что касается экономической ситуации в отрасли, то объемы работы есть только у крупных компаний, которые могут себе позволить брать кредиты и работать в системе государственного заказа. В этом смысле ситуация на рынке нисколько не изменилась.

Считаете ли вы, что воссоздание Агентства по строительству и ЖКХ (Росстроя) будет способствовать скорейшему решению проблем отрасли?

— Естественно, что за бюджетные стройки страны кто-то должен отвечать. Однако вопреки ожиданиям профессиональной общественности Агентство не получило каких-либо прав и полномочий относительно контроля и надзора над деятельность СРО. Фактически раньше функции Агентства выполнял технический департамент Министерства регионального развития, который возглавлял высококлассный профессионал Илья Пономарев. Теперь он назначен заместителем руководителя Агентства. Как видите, название поменялось, а суть осталась прежней.

Как вы оцениваете уровень развития саморегулирования в строительной отрасли? Насколько актуальной остается проблема коммерческих СРО?

— Говорить о том, что проблемы коммерциализации у нас не существует, было бы неправильно, но во главу угла я бы ставить ее не стал. Сегодня большинство саморегулируемых организаций, руководители и члены которых заинтересованы в решении насущных проблем отрасли, активно работают, не ожидая указаний сверху. Например, НП «Объединение подземных строителей» во главе с Сергеем Алпатовым совсем недавно провело исключительный форум, собравший ведущих специалистов мира в области подземного строительства. В ходе дискуссий обсуждались самые актуальные и интересные с профессиональной точки зрения вопросы. Должен заметить, что в Санкт-Петербурге мероприятий такого уровня не проводилось в течение последних 2–3 лет.
Активно работают Кирилл Иванов (НП «Россо-Дормост») и Александр Гримитлин (НП «АВОК Северо-Запад»). Интересные идеи можно почерпнуть у Михаила Воловика, Владимира Константинова и Валерия Мозолевского. Эти люди пытаются что-то сделать для строительной отрасли, поэтому говорить, что у нас сегодня все плохо, и кругом одни коммерческие СРО, было бы неправильно.
Безусловно, существуют и организации, созданные исключительно для сбора денег, это приблизительно 30% от общего числа. Как ни парадоксально, коммерциа­лизацией в большей степени грешат Москва и Петербург. Саморегулируемые организации Саратова, Самары, Кемерово, Новосибирска, Сахалина активно работают для своих строительных компаний.
Да и законодательно у нас нет определения, что есть недобросовестное СРО, а что есть криминальная структура. Что делать с криминальной структурой? Сажать в тюрьму ее руководителей. А что делать с недобросовестной СРО? Расформировывать? А деньги компенсационного фонда куда передавать, в НОСТРОЙ? Многие вопросы пока остаются без ответов.

Сегодня профессиональное сообщество обсуждает все «за» и «против» принятия закона о Федеральной контрактной системе. Каково ваше отношение к этому законопроекту?

— То, что 94-ФЗ ни на что не годен, давно понятно и очевидно. По большому счету, федеральная контрактная система тоже мало что дает проектным и строительным организациям. Безусловно, есть интересные моменты, но как они будут претворяться в жизнь, пока говорить сложно. Что касается введения предквалификации, так это для нас не новость. Мы каждый год проводим ее для своих организаций, которым помогаем готовить соответствующие документы для участия в конкурсах по госзаказу, и работаем в тесном контакте со своими организациями.

Каково ваше отношение к системе повышения квалификации и Единой системе аттестации руководителей строительной отрасли НОСТРОЙ?

— Вопрос подготовки кадров действительно очень актуален. О какой безопасности и качестве строительства может идти речь, если на стройке работают люди, не имеющие соответствующей квалификации? Я за повышение профессионального уровня специалистов, но против формального, коммерческого подхода к этому вопросу. Я считаю недопустимым, чтобы повышение квалификации и аттестация превратились в прибыльный бизнес для неких аффилированных компаний. В Санкт-Петербурге пять профильных вузов занимаются подготовкой, переподготовкой и повышением квалификации специалистов строительной отрасли. Их ресурсы, в том числе емкость аудиторий, позволяют обучить 500, максимум 1000 человек в год. Зато частные образовательные учреждения, так называемые ЧОУ и НОУ, ухитряются выдавать в год по 10 тысяч дипломов о повышении квалификации.
Что касается аттестации, то она должна проходить на базе учебного заведения, а учебное заведение в ущерб себе работать не может. Нужно создать аттестационную комиссию, напечатать свидетельства, оплатить электроэнергию, коммунальные услуги — все это стоит денег. По самым скромным подсчетам, менее чем за 1 200 рублей с человека аттестацию проводить не выгодно. А на сегодняшний день эта процедура стоит от 2,5 до 7,5 тысяч рублей, в зависимости от региона.
Так как у нас внедрена система аттестации по специальности, а не по занимаемой должности, зачастую приходится наблюдать странные вещи. В марте нынешнего года я был в Москве, и руководитель Управления по профессиональному образованию НОСТРОЙ Надежда Прокофь­ева вручала аттестат генеральному директору крупнейшей компании, занимающейся сооружением взлетно-посадочных полос и обслуживанием аэродромов. Так вот он получил аттестат по разделу «деревянные конструкции». Спрашивается, при чем тут деревянные конструкции, если его компания заливает бетонные взлетно-посадочные полосы? Ответить на этот вопрос мне никто не смог, вроде как это нужно для общего развития.

В чем вы видите главные проблемы организации системы повышения квалификации для специалистов строительной отрасли?

— Формальный поход — вот главная проблема. Я знаю не понаслышке, как сложно собрать на повышение квалификации инженеров, потому что сам провожу семинары для членов нашей СРО. По данным статистики, в Санкт-Петербурге работает порядка 20 000 строительных организаций, а это, по самым приблизительным подсчетам, 200 000 инженерно-технических работников. И все они получили удостоверение о повышения квалификации в течение последних двух лет. Не многовато ли? Пусть у нас есть 5 высших учебных заведений, плюс 5 образовательных центров. На 200 000 потенциальных слушателей 10 учебных заведений. Университеты больше чем
4 000 слушателей в год обучить не могут. Кто учит остальных? Кто выдает документы? Причем не какие-нибудь, а государственного образца! В Карелии, например, специалистов строительной отрасли обучает некий Штаб карельских студенческих отрядов, причем не только обучает, но и выписывает свидетельства.
Я вовсе не утверждаю, что коммерчес­ким учреждениям в сфере дополнительного профессионального образования нет места на рынке. Для начального профессионального образования — пожалуйста, для среднего — тоже. Другое дело — подготовка и повышение квалификации инженерно-технических работников, специалистов высшего звена.
Не нужно объяснять, что государственные вузы — это, прежде всего, высококвалифицированные преподаватели, хорошо поставленная научная база. Взять, к примеру, Политехнический институт — там более 300 ученых с мировым именем. ПГУПС более 250 лет занимается подготовкой специалистов для железных дорог и строительства. А кто читает курс в частных образовательных центрах — большой вопрос. Мне нередко приходится общаться с профессурой, которая очень удивляется, увидев собственные фамилии в списке преподавателей неких коммерческих структур.

На ваш взгляд, сможет ли популярная ныне система дистанционного обучения существенно расширить возможности дополнительного профессионального образования?

— Я уже говорил, что не так просто умудриться оторвать инженера от работы и отправить на обучение. Теперь у нас, я имею в виду и государственные учреждения, и коммерческие структуры, есть некая ширма — дистанционное обучение. В Политехническом университете, например, разработана виртуальная среда обучения на платформе Moodle. Слушателю нужно не только войти и зарегистрироваться, но еще и учиться, отвечать на вопросы, сдавать рефераты. А сегодня во многих НОУ или ЧОУ все происходит очень быстро: пишется заявление, оплачивается обучение, а свидетельство о повышении квалификации приходит по почте вместе с учебным диском. Хочешь – слушай, не хочешь – не слушай. Вот такой достаточно примитивный способ осваивания денег.

По каким направлениям в дальнейшем будет развиваться система саморегулирования в строительной сфере?

— Нам есть над чем работать, есть куда двигаться. Необходимо понимание целей и задач строительной отрасли на перспективу, а не законотворческая чехарда. 
Сегодня в Санкт-Петербурге, Саратовской и Новосибирской областях началась конкретная работа саморегулируе­мых организаций с представителями исполнительной и законодательной властей регионов, а руководители СРО имеют право принимать соответствующее решение на уровне правительства округа. Кстати, по этому направлению регио­ны во многом обходят столицы. Саморегулируемые организации определяют стратегические цели своего развития, но, к сожалению, люди с идеями и предложениями, а также со своим мнением многим неугодны.

Владимир Исмаилович, учитывая, что наша встреча происходит в канун Дня строителя, что бы вы хотели пожелать партнерам и коллегам?

— Своим коллегам, партнерам и друзьям, всем тем, кто посвятил свою жизнь профессии строитель, я искренне желаю счастья, здоровья, благополучия. Желаю успешно преодолевать трудности и никогда не терять надежды на лучшее.


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад