все записи



Дата: 22.02.2013
«Вестник строительного комплекса» № 85
Рубрика: Обсуждаем проблему

Строительный комплекс Санкт-Петербурга. Итоги 2012 года


Анализируя прошедший 2012 год, испытываешь состояние дежавю. Вспоминая события 2011 года, волей-неволей приходишь к выводу, что строительный комплекс Санкт-Петербурга находится еще в более глубоком кризисе, чем раньше. С чем это связано?

Как отмечают аналитики, заметно затянулось формирование новой команды губернатора Георгия Полтавченко. Чиновники, покинувшие правительство Валентины Матвиенко, были заменены людьми из круга нового градоначальника. Последняя «крепость» в лице господина Метельского пала только в декабре. При этом строительный бизнес так и не получил новых внятных правил игры. Да и нужны ли новые правила? Старая команда, состоящая, в том числе, из людей, близких к нынешнему премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву и сохранившая с ним тесную связь, играла по тем же правилам, что и сам Дмитрий Анатольевич. Не случайно многие из бывших городских чиновников переместились в Москву и Московскую область, так сказать, поближе к шефу.
С выбором на пост Президента РФ Владимира Путина и уходом Валентины Матвиенко и Вадима Тюльпанова с политической арены Петербурга картина изменилась. Вполне очевидно, что Георгий Полтавченко — человек Путина, и «новый» президент взял курс на борьбу с коррупцией, превысившей все мыслимые пределы. Следует заметить, что множество вопросов по поводу коррупции именно в строительной отрасли было задано В. В. Путину и на пресс-конференции 20 декабря 2012 года, но ответы так и остались висеть в воздухе.

Петербургская власть, чувствуя новый вектор, не стояла в стороне — вслед за делом «оборонсервиса» появилось «трубное» дело, которое стало для многих упреждающим сигналом: как раньше — не будет!

Чего нам ждать? Возможно, как отмечают в профессиональных кругах, идет очередной передел интересов? Увы, этого простым смертным знать не положено. Однако попробуем проанализировать расклад сил и предположить основные направления развития строительного комплекса города.

Желание и действительность

Очевидно, что в нашей строительной сфере сложилась достаточно сложная и, не побоюсь сказать, крайне негативная ситуация. Прежде всего она касается региональных нормативов градостроительного проектирования, которых до сих пор нет. Их разработкой занимается Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА). По мнению специалистов, принятие данных документов вряд ли улучшит ситуацию в регулировании градостроительной деятельности. Возникли и продолжают возникать серьезные правовые и юридические конфликты, которые, не ясно как и когда, будут разрешены. Городские строители замерли в ожидании.

Не секрет, что до определенно момента времени игра шла по определенным правилам, но пал последний редут старой городской администрации — подал в отставку господин Метельский. Правда, перед уходом он сделал серьезный шаг. Именно с его подачи был произведен перенос ответственности за создание социальной инфраструктуры на девелоперов. Детские сады и школы в новых районах должны возводиться за счет средств застройщиков и безвозмездно передаваться городу. По словам чиновников, причина в том, что за счет средств городского бюджета невозможно обеспечить детскими садами и школами все строящиеся и заявленные объекты: по данным Комитета по строительству, бюджетные обязательства по строящимся и утвержденным жилым комплексам превышают 600 млрд рублей.

Но не только с этими заявлениями стали возникать конфликты между застройщиками и городской властью. В сложившейся ситуации причиной является именно отсутствие региональных градостроительных норм. Многое построенное в последние годы, спроектировано и построено из рук вон плохо. Отдельные здания ну просто очевидно изуродовали наш город, и это факт.

Волей-неволей вспомнишь Советский Союз — новые микрорайоны и города планировались сразу, причем с учетом всех инфраструктурных объектов. Как правило, любой район виделся как единый целостный проект. Понятно, что все это строилось в эпоху социализма, и, увы, в борьбе со старым были «жертвы». К этому и апеллирует нынешняя власть, мол «смотрите, как раньше расчищали земли под застройку, а мы чем хуже?». В качестве нового метода работы выдается старый большевистский способ, и это касается не только исторической застройки. С новыми территориями можно и нужно определяться, используя методологию 60-х годов СССР.

Отдать на откуп землевладельцам свободу использования земельного участка достаточно сложно — коррупционная составляющая велика. Не хочу обидеть строителей, но то, что строится, скажем, в Мурино, не лезет ни в какие ворота. Анонс «Квартиры у метро» можно с легкостью переименовать в «Добро пожаловать в каменный мешок». Не парадокс ли, но «новый» район по плотности застройки мало отличается от своих старших собратьев в центре города.
Отсутствие норм не позволяет оставаться городу единым целым. При написании норм градостроительной деятельности требуется гармонизировать в одном документе многие разделы, касающиеся строительства. Но доминировать здесь должны не только «нормы и правила». Возможно, требуется обратиться к зарубежному опыту, а может быть, возродить старые советские подходы. Хотя в условиях увеличения числа частных инвесторов это будет трудно, тем не менее, при продаже земли и «нарезании» участков правила игры должно устанавливать государство — региональная власть. Оно должно определять, как выполнять генплан и все ему сопутствующие разделы: проекты планировок, ширину улиц, зеленые насаждения, коммуникации, входные группы и непосредственно расположение всего вышеперечисленного в красных линиях.

Сегодня Смольный делает правильные шаги в этом направлении. Просматривается желание взять развитие градостроительной деятельности под контроль. При этом городу необходимо разрабатывать комплексные проекты территорий. Однако нужно четко разделить два почти равнозначных направления. Прежде всего, развивать уже застроенные территории. Правда, как это сделать — непонятно, опять апеллируем к градостроительному плану. Сворачивать комплексную застройку участков для жилищного строительства тоже нежелательно, так как именно за счет этого можно показать, что все ранее вышесказанное и сделанное не просто слова. Требуется увеличить темпы и методы внедрения новых правил. Годы раздумий властей нервируют строительный бизнес, а это сказывается не только на темпах застройки, но и на инвестиционной привлекательности города в целом.

Потери. Потери! Потери?

Георгий Полтавченко, понимая, что таких денег, как у Валентины Матвиенко, у него нет, и будут они нескоро, решил вести политику экономии — «Резать к чертовой бабушке, не дожидаясь перитонита!», и губернатор взял скальпель и отмахнул. Посмотрим, каков будет результат хирургического вмешательства.

Новоорловский тоннель

Проект века (долго проектируемый и разрабатываемый) — он был закрыт властью с объяснением, что «не по средствам», хотя это не главная причина. Технологически его можно было выполнить. Как говорится, сложно, но возможно. Подобные сооружения в любых, даже сложных грунтах, в мире возводятся десятками, если не сотнями. Тем не менее, Смольнинская излучина, находящаяся в зоне строительства, является одной из самых сложных проблем на протяжении всей реки: Нева здесь делает очень крутой поворот, а на левом берегу — большой песчаный нанос. Исторически место у того же моста Петра Великого называлось Пески. Из-за этого уменьшается поперечное сечение Невы, как следствие увеличивается течение. Максимум скоростей в этом случае приходится на правый берег. В итоге мы получаем русло треугольного типа, где углубленная часть приходится на правый берег.

Исследования, охватывающие период с 1864 по 2003 гг., показали, что за это время правый берег оказался размыт на глубину более 5 метров. Кроме того, именно здесь Нева имеет наибольшую на всем ее протяжении глубину — около 24 метров.

Вопрос в том, насколько нужен тоннель? Нужны ли жертвы? Решил бы этот инфраструктурный объект проблемы транспортной логистики? Путешествовать через Неву при разведенных мостах можно и по новому неразводному Большому Обуховскому вантовому мосту. Конечно, получается круг, но ночью от места предполагаемого Новоорловского тоннеля до него всего 20 минут езды. Транспортный поток Пискаревского проспекта, устремившись в тоннель и выйдя на Смольную набережную, волей-неволей встал бы в пробке центральной части города.

Строительство тоннеля ставило и вопросы общего характера, актуальные для другого берега, а именно — территории Красногвардейского района. Планировка близлежащих территорий, организация транспортных потоков и удобство жителей района существенно изменились бы. Под строительство развязки непосредственно перед правобережным порталом тоннеля отведена территория, на которой сейчас расположен сад Нева.

Еще в советское время, когда вопрос о строительстве тоннеля был только-только поставлен, это место отводилось для автомобильных развязок, а парк носил характер временного. Тем не менее, местные жители протестуют против ликвидации зеленых насаждений и превращения благоустроенного сада в оживленный транспортный узел. При этом стоимость строительства и эксплуатации тоннеля в сложных гидрогеологических условиях Санкт-Петербурга намного превышает аналогичные затраты мостовой переправы. По договору концессии, город должен оплатить свою долю в 33%, а это без малого 18 млрд 18 млн рублей (общая стоимость стройки — 54 млрд 600 млн руб.). Согласитесь, не мало. Кстати, расходная часть бюджета Санкт-Петербурга на 2013 год составит 405 млрд 900 млн рублей, а доходная — 380 млрд 800 млн рублей. Видимо, «прибавка» сильно смутила губернатора — проект был закрыт. При этом город все-таки потерял почти 3 млрд в качестве неустойки за проект.

Посмотрим: возможно, через некоторое время идея тоннеля возродится, ведь горно-проходческий щит куплен и ждет своего часа. Вероятно, реализация проекта тоннеля связана и с другим «большим» городским проектом. О нем — дальше.

Две башни

Скандальное путешествие небоскреба с Охты в Лахту произошло. Сломав и разворотив Ниеншанц, башня нашла свое пристанище. Не могу не «порадоваться» за жителей Приморского района (в кавычках, конечно). Оговорюсь, что это одно из немногих решений, которое мне тоже не очень нравится. Понятно, что в начале господам из Газпрома хотелось избавить от депрессии тихий Красногвардейский район (хотя, по-моему, они просто желали «переплюнуть» Растрелли). Получив отпор от горожан, они решили акцентировать внимание, установив башню со стороны морских ворот города — Финского залива. Проектировщики и инвесторы очень хотят сделать ее доминантой, при этом некоторые специалисты допускают ее использование в качестве маяка, ассоциируя с Эйфелевой башней. Вместе с тем некоторые злые языки сравнивают здание Газпрома с башней Саурона из «Властелина колец».

Что и говорить, строительство в курортной зоне и до этого велось активно. «Сити», а именно так должен именоваться данный деловой квартал, возможно, развернется именно здесь, так как наверняка строительством башни дело не ограничится. До последнего времени Лахта и близлежащие районы планировались только для жилой застройки. Так складывалось исторически. Начав стройку в этом районе, Газпром, как мне кажется, не до конца продумал всю концепцию в целом. Почему?

Во-первых, дальнейшая деловая застройка ограничивается Лахтинским разливом и уже существующей жилой застройкой. Во-вторых, транспортная доступность проекта, в настоящее время выглядящая безоблачно, с введением в строй последнего будет затруднена, ведь машин и людей прибавится. И если с размещением телездания проблем не будет, то с логистикой, боюсь, придется помучиться. В-третьих, доехать быстро из центра вряд ли получится, так как в башне будут обитать не только люди, использующие при передвижении вертолеты, а, так сказать, простые смертные, а ведь располагающиеся рядом станции метро и так уже сильно перегружены. Ответа, как будет решаться эта проблема, пока тоже нет. Для будущего «Сити» нужна земля. Может, Газпром будет выкупать землю до Ольгино, а может, намывать? Посмотрим...

Тем не менее, стройка снова началась, а повторит ли она судьбу Охта-центра, будет видно. Пока в проекте видится только одна разница, да и то в двух буквах русского алфавита…

Зоопарк

Отмена строительства зоопарка — еще одна отмена. Правда, причина другая. На предполагаемой территории строительства были «обнаружены» растения, занесенные в Красную книгу, и грубое вмешательство строительства нанесло бы экосистеме непоправимый урон. Да и геология в этих местах не очень, в Юнтолово животным пришлось бы жить прямо на болотах, что, по мнению экспертов, неблагоприятно отразилось бы на их здоровье. При всем этом негативе на строительство нового зоопарка планировалось потратить приблизительно 15 миллиардов рублей.

Где были до этого проектировщики и организации, проводившие изыскания? Кто ответит за 1 млрд рублей, потраченных на проектирование! При этом все бодро обсуждают перенос проекта: вопрос — куда?

Но более глубокие корни проблемы в том, что на этой территории планируется жилая застройка, к тому же в непосредственной близости планируется строительство башни Газпрома и деловой зоны «Сити» (см. выше).

Кстати, в Москве уже случалась подобная история: в 1990 году на территории Битцевского парка собирались строить новый зоопарк. Местные жители, которые привыкли в парке гулять и кататься на лыжах, были против. И тогда зоопарк не построили. Сегодня там строят жилье, а от парка остались «рожки да ножки».

Осенью 2012 года в Петербурге появилась еще одна идея по размещению зоопарка: руководство Фрунзенского района предложило разместить зоопарк на участке площадью 67 гектаров в самом сердце Купчина — недалеко от парка Интернационалистов. В поддержку этой мысли высказался вице-губернатор Василий Кичеджи, курирующий петербургскую культуру, что придало инициативе куда более значительный вес.

Кстати, надо сказать, что участок, расположенный южнее парка Интернационалистов и планируемый чиновниками Фрунзенского района под размещение зоопарка, отделен от зеленой зоны строящимся сейчас жилым комплексом (на месте бывшего когда-то здесь керамического завода). Эта территория ограничена улицами Димитрова, Софийской и Бухарестской. Сейчас она представляет собой обширные пустыри с большими прудами, раньше здесь располагались антенные поля.

В принципе, идея не плоха, тем более, что на Бухарестской улице планируется метро, благодаря чему резко повысится транспортная доступность. С учетом того, что город будет расти в сторону Колпино, у проекта зоопарка в этом районе высокие шансы для реализации. Впрочем, зоопарк может переехать и в Ленинградскую область, но это, как говорится, уже другая история.

(Продолжение следует)

Илья Войлоков


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад