все записи



Дата: 10.04.2013
«Вестник строительного комплекса» № 86
Рубрика: Страхование и финансы

Заказчик никогда своего не отдаст, или Что такое социальная справедливость в строительстве


Строительные компании и стройиндустрия в последние годы находятся под угрозой финансовой и, как следствие, моральной деградации. Именно такое мнение вразрез позитивным рапортам, которые звучат с трибун, все чаще приходится слышать в кулуарах строительных конференций и при личных беседах с руководителями строительных проектов.

При этом активное строительство ведется по всей стране, высокими темпами растут объемы ввода жилья, на Северо-западе и Дальнем Востоке, в Краснодарском крае, Татарстане и других регионах реализуются грандиозные строительные проекты. Но «стройки века» сопровождаются скандалами, а у построенных для ветеранов квартир отваливаются балконы…

Эксперты заявляют, что всё дело в положении подрядных организаций — строительных компаний среднего и малого бизнеса. Именно они приходят на объект строить — варить арматуру, класть кирпич и лить бетон. Даже крупные игроки (застройщики), которые способны собственными силами выполнить практически полный производственный цикл — от изысканий и проектирования до производства строительных материалов и генподряда, при растущих объемах не могут без них обойтись.

Квалифицированные строители обычно привлекаются под конкретные объ­емы и объекты, их содержание «в паузах» просто невыгодно. Небольшие подрядные организации остаются «кузницей кадров» и агентами, через которых строительные «спецы» находят себе работу от Калининграда до Сахалина.
Только в Санкт-Петербурге в период с 2005 по 2012 годы доля компаний среднего и малого бизнеса в строительстве сократилась с 40 до 11,5%. Средний и малый бизнес уходит с рынка, а руководители еще действующих компаний стремятся к диверсификации деятельности. Основные причины, как водится, — экономические…

Рыба ищет, где глубже

Существует сводный сметный расчет стройки, который включает затраты:
– подрядчика (обычно в объеме объектной сметы);
– заказчика-застройщика (на земельный участок, проектно-изыскательские работы, экспертизу проектов, содержание дирекций по строительству, технадзор, при сдаче в эксплуатацию и т. п.).
Какие-то обязанности застройщика могут передаваться подрядчику, но рассмотрим классическую схему, при которой подрядчик работает только в пределах объектной сметы. При этом стоит отметить, что бывают объекты, на которые заказчик смету проектировщикам не заказывает, но это, так сказать, особые случаи.

По статьям затрат расходы подрядчика раскладываются примерно следующим образом:

Стоимость материалов 45–60%
Машины и механизмы 5–8%
Заработная плата 8–15%
Накладные расходы 12–16%
Сметная прибыль 6–8%
НДС 18% от суммы предыдущих статей или 15,25%, если все затраты с НДС — 100%


Предположим, что временные издержки, зимнее удорожание и прочие нюансы включены в изложенные статьи затрат. Соотношение затрат на разных объектах индивидуально, и потому приведенная схема достаточно условна. Но нас интересуют не абсолютные показатели, а простой вопрос: на чем здесь можно сэкономить и заработать?

На материалах — практически невозможно. Заказчик строго следит за соблюдением проекта и качеством материалов, а зачастую сам их закупает и доставляет подрядчику. Даже если где-то на качестве или на сроках можно подрезать, то заказчик и эту экономию не отдаст.
Расценки, заложенные в сметах на машины и механизмы, оправдываются, только если подрядчик имеет в распоряжении их полный набор. Если приходится арендовать, то на этой статье затрат тоже ничего не сэкономить, она скорее убыточна, даже для очень крупных организаций.

Зарплата! Вот тут все работодатели экономят, как могут:
– использование законных и незаконных мигрантов позволяет оказывать давление на отечественных рабочих и занижать зарплату;
– на постоянной основе на работу никого, за исключением водителей и механизаторов, стараются не принимать (заключаются договоры на определенный вид и объем работ, сведения о заработке подаются в налоговую, оплата налогов возлагается на самих работников, минус больничные и отпускные);
– рабочие официально принимаются на оклад в размере порядка 15 тыс.рублей, остальное — премия из средств, обналиченных через однодневки (впрочем, эта ситуация типична для всех сфер деятельности);
– задержки по оплате на 1–2, а то и больше месяцев;
– другие способы (разнообразные штрафы, внеочередные отпуска без содержания «по просьбе трудящихся» и т. п.).
При таких подходах на оплате труда можно сэкономить порядка 5%.

Накладных расходов сметами и так предусматривается явно недостаточно. В прежние (социалистические) времена на накладные расходы генподрядчику давали 22,3% от прямых затрат, а на спецработы — 14–16%. Сегодня требования иных заказчиков (например, уже бывшие ТНК ВР и ООО «ТНК-Уват») столь серьезны, что обязательны свежие аттестации работников и рабочих, свои лаборатории, инженеры по качеству и технике безопасности, а также аттестация НАКС и ВИК, привязанные к каждому процессу технологические карты, ППР, и т. д. и т. п., вплоть до ремней безопасности на дорожных катках. Здесь и 25% явно мало. Но если заказчик попроще, то экономить можно: в основном на количестве и качестве ИТР (их зарплате), и далее — на качестве КИП, оснастки, спецодежды, инструмента. Причем выражение «экономить» здесь неверно, т. к. деньги на эти вещи в нынешние сметы просто не закладываются.

Сметная прибыль. Что можно приобрести на 6% строительной организации при условии, что изношенность основных фондов в целом запредельна? Проще потратить на премии и корпоративные вечера…

Реальная статья экономии — это НДС. Предоставляются фиктивные услуги, через однодневки за 4–6% покупаются легко списываемые материалы, оснастка
и т. п.
Итого, сколько же можно сэкономить, чтобы все же действительно можно было построить?
На фонде оплаты труда — 5%.
На накладных расходах — 2–4%.
Если забыть про сметную прибыль — 6%.
Если украсть на НДС — 5% от всех затрат.
Получается максимум 20%, а дальше надо начинать процедуру банкротства.

И тут возникает вопрос: почему при конкурсах на бюджетные стройки поощряется снижение договорной цены на 10–20, а то и более — до 40% от цены определенной сметой? А ведь при расчетах мы еще не учли «откаты», которые на госзаказе обычно составляют не менее 10% цены контракта.

Стратегии заказчика

Понятно, что нефтяникам, газовикам и другим крупным корпоративным заказчикам до строителей дела нет. Они и сметы для конкурсов сразу формируют на индексах полуторагодовалой давности, а потом еще и на тендере скидывают по 10–20%.
Не авансировать заказ просто стало правилом. Тот же «ТНК-Уват» закладывал в договор условия оплаты через 60 дней после первого месяца работ. Зато под договор, заложив всё, что есть, можно было взять кредит в рекомендованном банке.
Сегодня практически любой заказчик, даже государственный, считает нормальным не заплатить вовремя, задержка оплаты строителям на один-два месяца — это норма. А если подрядчик сильно возмущается, то грамотный инспектор на стройплощадке всегда найдет к чему придраться… При этом договора подряда заказчик обычно делает с односторонними санкциями: не хочешь подписывать? — следующий!
В случае конфликтной ситуации у строительной компании, подрядчика, согласно ГК РФ есть только один выход — после предупреждения остановить строительство. А это означает потерю наработанного объема. Если выиграешь суды, то свое вернешь, но в лучшем случае года через два…

Следствия и последствия

Во-первых, государство со строек недополучает налоги с заработной платы и НДС.
Во-вторых, экономия накладных расходов приводит к слабому контролю качества или его полному отсутствию. Заказчик, даже если не ленив, за всем не уследит; архстройнадзор — тем более.
В-третьих, из-за фактического отсутствия сметной прибыли строительная компания, если сама не является застройщиком-инвестором, обречена. Чтобы стать застройщиком, нужны деньги и связи. Но те, у кого есть деньги и земельные участки, в нынешней ситуации вряд ли будут строить сами, ведь проще нанять за полцены тех, кто еще хочет строить.
На стройплощадках не хватает линейных ИТР, а порядка 80% рабочего персонала составляют неквалифицированные разнорабочие. А посему происходят обрушения — в процентном отношении гораздо большим количеством, чем во времена социализма.

Куда податься бедному строителю?

Раньше, в советские времена, у строителей было несколько министерств: Минпромстрой, Миннефтегастрой, Минстрой, Минсельстрой и т. д. — по отраслям. О строителях заботились, их оснащали, обучали, разборки заказчиков и подрядчиков уходили на уровень правительства и министерств.
Сегодня ситуация кардинально изменилась. Планы стали краткосрочными, а задачи — локальными. 
Вроде бы есть Министерство регионального развития. Но его не волнует состояние строительных компаний — им «несть числа»: разорится одна компания, найдется другая, в крайнем случае — достроят китайцы. Чиновникам этого министерства главное — подешевле купить жилье для реализации государственных программ.
Сегодняшний Госстрой задуман как законодатель нормативов, и состояние строительных подрядчиков и отрасли в целом — не его головная боль (своей хватает).
В строительных СРО (саморегулируемых организациях, выдающих допуски к строительным работам) каждый член организации преследует исключительно свои личные корпоративные интересы. То же самое можно сказать о региональных и отраслевых Союзах строителей.
У профессиональных союзов, если они где и остались, исключительная забота — количество членов и сбор взносов. Руководителям компаний они если и нужны, то исключительно как инструмент получения наград и званий. Иногда, в случаях особо сильного «кидалово» по зарплате, рабочие сами проявляют инициативу. Например, при строительстве завода «Тобольск-полимер» (заказчик — холдинг «СИБУР») рабочие на дверях штаба повесили список руководителей, систематически задерживающих зарплату, с их домашними адресами. Но такие случаи не могут повлиять на ситуацию в целом.

После сказанного

Разогнать или разорить строительную компанию легко (российские проектные институты тому пример). А вот на то, чтобы с нуля создать крепкую генподрядную организацию, нужны годы кропотливой «селекционной» работы с инженерными и рабочими кадрами, нужно накопить опыт строительства разных объектов, завоевать доверие заказчиков, субпод­рядчиков, поставщиков материалов и конструкций, рабочих бригад и администраций территорий. На формирование позитивной деловой репутации компании уходят годы.
Возможно, сами руководители строительных компаний сейчас слишком заняты спасением своего бизнеса и заботой о текущем благосостоянии своих семей. Но государственным умам по долгу службы положено думать о том, кто будет строить в России через пять-десять лет.

Сергей Нехаев

---


С вопросом, что нужно делать в создавшейся ситуации, наши корреспонденты обратились к самим участникам строительного рынка. К сожалению, в ответах мы услышали не много нового: строители хотят свое министерство, изменения правил игры и возрождения профобразования. Впрочем, приводим некоторые из полученных комментариев.

Александр Мармандян, главный инженер ООО «Скала-строй» (Санкт-Петербург):
— Строительная отрасль на протяжении последних лет фактически лишена руководства. Этим обусловливается значительное отставание в формировании современной системы технического регулирования. Создаются и ликвидируются агентства, но их функции очень далеки от масштабных задач технического нормирования. Минрегионразвития России не хочет на себя брать административную функцию. Считаю, что в России должно быть Министерство строительства, которое бы определяло стратегические направления развития отрасли, занималось наукой, технической и кадровой политикой, программами развития промышленности строительных материалов и иными важными для строительного комплекса направлениями.

Владимир Малахов,
генеральный директор Компании промышленного девелопмента в нефтяной отрасли (Москва):
— Все-таки основные причины безутешного положения отрасли, на мой взгляд, с экономическими кризисами не связаны. Скорее, сказывается низкое качество государственного управления и регулирования, в том числе через систему СРО, а также растущая коррупция. Свою лепту вносит и несовершенное законодательство о госзакупках, ручное управление крупными инфраструктурными проектами через аффилированных подрядчиков и отсутствие элементарного планирования, как бы это смешно ни звучало при рыночной экономике.
При этом некоторые решения проблемы лежат на поверхности. Например, достаточно внести изменения в порядок ценообразования контрактов, в соответствии с которым сметный расчет — это цена работ последнего их исполнителя, т. е. той компании, которая непосредственно кладет кирпичи и использует технику. Все генподрядные накладные расходы должны рассматриваться отдельно от сметы, а генподрядчики должны конкурировать за проекты только на этот индекс генподрядчика. Тогда все нынешние т. н. монстры строительства просто умрут. Или научатся делать работу своими силами...

Александр Орт,
генеральный директор ООО «Негосударственный надзор и экспертиза» (Санкт-Петербург):
— Прежде всего, необходимо менять правила игры. Закон «О федеральной контрактной системе» практически принят. Несмотря на имеющиеся недостатки, в нем заложены элементы предквалификации, такие, как опыт работы компании, отзывы заказчиков и т. д.
К сожалению, сегодня в любых действиях мы в первую очередь склонны видеть коррупционную составляющую, но все-таки не цена, а опыт работы компании и, в том числе, опыт сотрудничества с конкретным заказчиком должны стать определяющим фактором при выборе исполнителя госзаказа…
Существующая ситуация привела к тому, что серьезные компании не хотят иметь дел с бюджетом. Вот когда выстоятся нормальные правила, сложатся нормальные взаимоотношения, когда это будет «улица с двусторонним движением», тогда вернутся и адекватные подрядчики.
Что касается небольших компаний, то глава нашего «СоюзПетроСтроя» Лев Моисеевич Каплан использует каждую трибуну, чтобы озвучить беды малого бизнеса, — но безрезультатно. Количество членов нашего союза, которых было порядка 400, за последнее время сократилось вдвое. К сожалению, строительство сегодня — это дикий, жестокий рынок, и цивилизованных правил на нем пока нет.

Владимир Рыбьяков,
руководитель проекта по застройке жилого микрорайона (ЯНАО):
— Простых рецептов у меня, к сожалению, нет. Многое надо менять законодательно, от Гражданского кодекса до Градостроительного... Вопрос, останется 94-й ФЗ или будет «федеральная контрактная система», — дело десятое, т. к. самые лакомые кусочки все равно получит сильный. Конкуренции пока не предвидится, а без нее и самые крутые загнивают. Застройщик прибыль возьмет и даже, может быть, не один раз, но куда при этом движется строительная отрасль? Кто и как будет строить завтра?
Конечно, необходимо определить правительственное ведомство, отвечающее за строительную отрасль (не примешивать ЖК обслуживание, здесь, в конечном счете, есть заказчик, пусть он и принимает готовые дома на обслуживание должным образом), включая промышленность строительных материалов, строительных машин и механизмов. Это ведомство (министерство, агентство или еще что-то в этом роде) должно разработать как краткосрочную, так и долгосрочную программы развития строительной отрасли. Но ни в коем случае нельзя ставить перед этим ведомством планов по количеству вводимых кв. метров жилья и производственных мощностей, оно должно заниматься именно развитием.
Ну и кадры, конечно, готовить надо. Обучением профессиональных строительных кадровых рабочих и техников с учетом появившихся новых технологий сегодня надо заниматься на государственном уровне. И немедленно. Иначе при прекрасных проектах и современных строительных материалах будут продолжаться аварии и обрушения.

Сергей Теряев,
генеральный директор ООО «Альда-3» (Санкт-Петербург):
— Безусловно, необходим государственный орган, способный объединить все строительные направления в одни руки. В настоящее время строительная отрасль курируется Министерством регионального развития. Надзорные функции при этом исполняют другие органы. Полагаю, что такая разрозненность неприемлема. Необходима централизованная организация механизмов ведомственного и межведомственного планирования во всех направлениях: кадры, материалы, технологии, мощности, информационная модель деятельности, управление и обеспечение органов исполнительной власти и местного самоуправления. Всё это в совокупности повысит эффективность взаимодействия власти и строительного сообщества. Также необходима консолидация представителей малого и среднего бизнеса для отстаивания своих интересов и выдвижения законодательных инициатив в рамках саморегулируемых организаций, которые зачастую именно их и объединяют. В отношении кадровых проблем, прежде всего, необходимо восстановление системы среднего специального образования. И не только на уровне прежних ПТУ, но посредством создания специальных технопарков, где не только молодежь, но и зрелые специалисты могли бы повышать квалификацию или развиваться в профессиональном плане.


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад