все записи



Дата: 16.06.2013
«Вестник строительного комплекса» № 87
Рубрика: Саморегулирование

Александр Викторов: «Нам нужно научиться договариваться»


К весне нынешнего года все российские регионы должны были обзавестись схемами территориального планирования, а все городские поселения разработать и принять генеральные планы. О том, как велась работа над этими документами, рассказывает член правления Союза архитекторов России, профессор Международной академии архитектуры, член экспертного совета по градостроительной деятельности при Комитете Государственной Думы по земельным отношениям и строительству, творческий руководитель архитектурной мастерской «Союз-55» Александр Викторов.

Александр Павлович, насколько нам известно, согласно первоначальному плану документы территориального планирования всех уровней должны быть готовы к 1 января 2013 года, однако потом сроки отодвинули до 1 апреля, а муниципальным образованиям до конца этого года… Будучи на посту заместителя министра регионального развития, вы курировали разработку этих документов. Как обстоят дела с их разработкой сегодня?

— Это было моей работой — убеждать в необходимости разработки документов территориального планирования и «выколачивать» их из регионов. Дело в том, что разработка документов такого уровня требует привлечения специалистов и обходится бюджетам недешево. 83 субъекта федерации составили документы территориального планирования своего уровня и сдали их вовремя. На уровне субъектов есть возможность финансирования, и там работают профессионалы, которые понимают, зачем это нужно. А дальше начиналась другая картина — чем ниже уровень власти, тем ниже процент выполнения плана. Когда дело коснулось муниципальных образований и деревень, все стало совсем плохо — там не хватает профессио­налов. У власти люди, может быть, и активные, но они не понимают вопросов градостроительства и планирования, а главное — у них не хватает средств. Если приходится выбирать между ремонтом важной для поселения дороги или разработкой генплана, выбор делают в пользу дороги…
Нужно отметить, что в некоторых регионах эту проблему смогли решить. В Можайском районе Московской области приняли решение о передаче полномочий по разработке документов территориального планирования от сельских поселений на более высокий уровень — муниципальным образованиям, и генпланы этих поселений тоже сделали в рамках генплана муниципальных образований. Мне кажется, такая передача полномочий — это разумный подход. Все-таки документы такого уровня должны делаться градостроителями, специалистами высокого класса, а в сельских поселениях таких специалистов нет.

Разработка планов развития территорий ведется уже несколько лет, но до сих пор не всем очевидна ее необходимость...

— За последние 15–20 лет во многих городах сложилась, с градостроительной точки зрения, ужасная картина. Земельные участки зачастую выделялись хаотично, застройка велась без учета перспектив развития и градостроительных требований. Шел откровенный процесс торговли квадратными метрами, не обеспеченными социальной и инженерной инфраструктурой, без дорог и подъездов, только жилые площади, никак не увязанные между собой и с местами приложения труда. И это только в сфере жилищного строительства. А есть еще промышленные и торговые объекты, которые тоже должны быть «вписаны» в среду, обеспечены логистикой, электроэнергией, трудовыми ресурсами и т. д… Как можно принимать решение о размещении объекта капитального строительства без учета ресурсной базы и перспектив развития территории?
Непонимание важности территориального планирования встречается, в основном, на нижнем уровне власти. Глава муниципального образования — редко градостроитель. Мы даже говорили, что надо вводить своеобразный ликбез для людей, пришедших во власть. Все-таки, если ты руководишь даже небольшим городком, то должен понимать, как устроено и как функционирует городское поселение.

С одной стороны, сегодня трудно поверить, что наши города в последние десятилетия застраивались без плана; с другой стороны, еще есть люди, которые помнят Госплан как нечто страшное и неэффективное...

— В 90-х годах прошлого века был расчет на то, что «рынок все рассудит». В результате, рынок так рассудил, что теперь не разгрести. Мы пришли к пониманию, что кто-то должен уравновешивать и регулировать общественные интересы и интересы конкретного предпринимателя. У государства есть социальные обязательства. Рыночные механизмы должны вступать на определенном этапе развития территории, но прежде всего власть вместе с бизнесом должны понимать, как могут развиваться эти конкретные территории в ближайшие 10, 20, 30 лет. Разумеется, на 30 лет вперед что-то запланировать крайне сложно, но можно составить прогноз. А дальше надо вести мониторинг за происходящими событиями, развитием экономики, движением людей и капитала и по результатам корректировать планы, и снова строить прогнозы. Ведь сейчас нельзя не спросить у бизнеса о его намерениях, и диалог нужен на всех уровнях власти. Без этого нельзя.
А планировать надо обязательно, причем исходя из возможностей ресурсной базы, вопросов расселения, сохранения экологических территорий и т. п. Рынок должен работать в технологиях, в конкретных областях. Но макропланирование должно быть везде.

Как вы считаете, можно рассчитывать на то, что к концу этого года у нас будет понимание планов и возможностей развития и использования российских территорий, подкрепленное соответствующими документами?

— В ходе разработки документов выявился ряд проблем, на решение которых потребуется еще два-три года. Во-первых, это связано с необходимостью увязки и согласования планов по развитию субъектов, которые сегодня, в одном случае не совпадают, а в другом — дублируют дуг друга. Например, когда один субъект строит на своей территории дорогу и доходит до границы, а у соседа — ничего, чистое поле. Или ситуация, когда соседние области планируют построить два одинаковых завода, а рынок сбыта в регионе есть только для одного.
Во-вторых, кроме территориального планирования есть планирование отраслевое. Сегодня стратегическим планированием в соответствии с законом обязаны заниматься только пять отраслей, но даже их планы не согласованы. Например, у энергетиков и транспорт­ников нет никакого объединяющего документа. А потом все запланированные объекты ложатся на муниципальную землю и должны быть нанесены на карту. Должна быть нарисована общая картина, и на сегодняшний день это методологическая и организационная задача Министерства регионального развития. Необходимо согласование планов, нужны консолидированные схемы и механизмы гибкого планирования. К сожалению, в настоящее время не предполагается создание единой комплексной схемы территориального планирования Российской Федерации. Но определенная работа в этом направлении уже началась.

Что вы можете сказать о качестве генеральных планов, подготовленных в регионах?

— Качество генпланов находится на разном уровне. Многие только фиксируют ту ситуацию, которая уже сложилась в конкретном городе. Во многом это связано с количеством собственников земли и их планами по ее использованию, с полученными ранее разрешениями и т. д. Если много собственников с разными участками, то очень часто они не могут договориться между собой, и зачастую действуют в ущерб себе. Для разумного использования должна быть возможность перераспределения земель. Сейчас проблема в том, что никто пяди своей земли не отдаст. Нам нужно научиться договариваться и доверять друг другу.
Кроме того, здесь очень важна градостроительная дисциплина: запланировано — сделай. А не так, как сейчас часто бывает: запланировано одно, а потом заказчики начинают бегать по инстанциям — «я перехотел, давайте внесем изменения...». Невыполнение и изменение генплана должны быть обоснованны очень убедительно. Сейчас подготовлены поправки в Градостроительный кодекс, и в них возвращается понятие «план реализации генплана». Надеюсь, это поможет сделать ситуацию более управляемой.

В сфере качества и безопасности самих объектов капитального строительства также есть много проблемных вопросов. Связаны ли они с законодательным регулированием стройки?

— На мой взгляд, большая часть проблем качества и безопасности в строительстве связана с отсутствием законодательно закрепленной ответственности заказчика. Заказчик-застройщик, который попал на строительный рынок случайно или «на один раз», не слишком озабочен качеством, поскольку никакой ответственности, если что-то сделано не так, как надо, он не несет. Если бы заказчик понимал, что, если с построенным домом что-то случится через 10 или даже 15 лет, именно он будет за это отвечать, тогда было бы совсем другое отношение. Если заказчик отвечает сам, а не перекладывает ответственность на проектировщика или строителя, которых сам же «прессует», тогда он первый обратится в страховые компании. Страховщики потребуют качественную экспертизу, наймут грамотных специалистов, которые профессионально и ответственно будут вести контроль на стройке. И вот тогда заказчик, построив дом, будет всю жизнь спать спокойно. А так, на стройке используются более дешевые материалы, а не те, что были заявлены в проекте, экономят на технологиях, на квалифицированных кадрах, на контрольных мероприятиях и т. д.
Недавно «умные головы» предлагали полностью отменить экспертизу многоквартирных жилых домов. Я был категорически против, ведь сочетание необоснованно экономящего заказчика и неопытных специалистов да еще и без проведения всякой экспертизы приведет к вполне предсказуемому отрицательному результату.

Должна быть ясная цепочка: «инвестор — девелопер — финансист» — один блок, и «профессиональный заказчик — профессиональный проектировщик — профессиональный строитель» — другой блок. И в этой цепочке на всех этапах — обязательный профессиональный контроль и ответственность. Сегодня мы без этого обойтись не можем. Обязательно должен быть контроль качества. И в экспертизе в первую очередь должен быть заинтересован заказчик. А он будет заинтересован, если у него появится серьезная ответственность за конечный результат.


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад