все записи



Дата: 16.06.2013
«Вестник строительного комплекса» № 87
Рубрика: Обсуждаем проблему

Архитектура живых и мертвых объемов


Архитектура окружающих нас зданий и сооружений каждую минуту оказывает незаметное, но постоянное влияние на человека — через зрение, осязание, слух, обоняние и вкус. Такое воздействие невозможно выключить, как надоевший телевизор, или закрыть, как прочитанную книгу.

Проблемой является установившаяся практика использования в строительстве метрической системы измерений. Необходимо отметить, что метр очень удобен для измерения длин, но при проектировании зданий и сооружений целесо­образность применения метра вызывает обоснованные сомнения.
В настоящее время создание благоприятной среды для человека является одной из важнейших проблем, требующих эффективного решения. И здесь необходимо грамотное понимание и использование наследия наших предков. Все чаще и чаще в научной литературе отмечается плодотворное влияние на человека конструкций окружающего мира — строительство зданий и сооружений с учетом коэффициента золотого сечения, по естественным человеческим мерам, по саженям.

Вред стоячих волн в строительстве

Если налить в ванну воду и похлопать по ее поверхности рукой, то от последней будут разбегаться во все стороны волны, которые называются бегущими. Плавно изменяя частоту колебаний руки, человек может добиться того, чтобы волны перестали перемещаться в стороны и оставались на месте. Движение происходило бы только вверх и вниз. Такие волны называются стоячими. Образуются они в данном случае только потому, что ванна имеет стенки, от которых происходит отражение. Если бы стенок не было, то стоячие волны не образовывались, как например, на открытой водной поверхности.

Объяснение возникновения стоячих волн простое. При сталкивании прямой волны и волны, отраженной от стенки, они усиливают друг друга, и если это столкновение происходит все время в одном и том же месте, то исчезает горизонтальное перемещение волн, и образуются стоячие волны.
Оказывается, стоячие волны очень вредны в строительстве. Впервые к этой мысли пришел академик Международной академии информатизации при ООН Анатолий Фёдорович Черняев (А. Ф. Черняев, «Золото Древней Руси. Русская матрица — основа золотых пропорций». — М.: «Белые альвы», 1998 г., 144 с.).

В круг его научных интересов входят геометрия, оптика, механика и гравитация. Большой заслугой А. Ф. Черняева является возрождение метода проектирования индивидуальных домов по системе древнерусских саженей, основанного на принципе золотого сечения.

По выражению А. Ф. Черняева, окружающая нас природа живет, пульсирует, дышит. Пульсируют звезды, планеты, астероиды, камни. Пульсируют растения, животные, клетки... — в общем, все живое и неживое на Земле и в Космосе. Пульсируют, распространяя от себя колебания в виде самых разнообразных волн, начиная от атмосферных и заканчивая гравитационными.

Элементы зданий и сооружений и их конструкции тоже пульсируют. Пульсируют стены, потолки, мебель, различные механизмы и т. д. В помещении, построенном на основе пропорционирования метром, без учета саженей, пульсирует одна стена, пульсирует другая стена. Волна от одной стены идет к другой. Эти волны складываются, образуя стоячие волны. Энергия стоячей волны и ее параметры определяются как частотой пульсации конструкций (стен), так и кратностью расстояния между ними определенному рациональному числу-модулю. В современной архитектуре таким модулем является шаг в 30 см. Да и сам измерительный инструмент — метр, имея деления через 1 см, всегда обусловливает возведение объектов как минимум с этой кратностью.

Стоячие волны почти не улавливаются приборами (точнее, приборы, их улавливающие, еще не созданы, поскольку само явление не допускается официальной наукой), но очень хорошо чувствуются человеческим организмом. Стоячие волны оказывают на человека негативное воздействие, поскольку содержат не весь изначальный спектр частот, а только избранные гармоники, не совпадающие с частотами человеческого организма.
В результате того, что человек вынужден сопротивляться волновому воздействию, у него происходит потеря энергии, ослабляя его физически и психически, способствуя развитию заболеваний. Например, наше зрение стремится исправить всё, что сегодня сделано по метру, до естественного стандарта по саженям, да плюс сплошную симметрию. И чем больше стоячих волн в жилом помещении, тем больше энергии необходимо тратить организму на ее гашение. В связи с этим помещения, построенные на основе пропорционирования метром, можно отнести к непригодным ни для трудовой деятельности, ни для проживания людей.

Городская акустика

Многим известно, что до революции в нашей стране было построено много зданий с отличной акустикой. В связи с тем, что современные архитекторы при проектировании и строительстве зданий не учитывают пропорций золотого сечения, часто появляются помещения, в которых в трех метрах очень плохо разобрать, что говорит сосед. Например, после 90-летнего перерыва вновь активизировалось строительство православных храмов, в которых после их открытия служба ведется только с микрофоном из-за плохой акустики. Проблема тут в стоячих звуковых волнах, которые отражаются от стен и создают шумовые помехи. В зданиях, спроектированных по саженям, такого нет. Когда в храмах, которые построены до революции, звучит хор, слышно каждого человека в отдельности, каким тоном и тембром он поет.

Еще пример. По улицам центральной части Санкт-Петербурга и старой Москвы мы можем бродить часами. Но через полчаса прогулки всем надоедает однообразие новостроек. Причина такой разницы заключается, вероятно, в том, что в те давние времена возводились все здания и сооружения по саженям. Смысл такого строительства был в гашении всех пульсаций и волн (которые не отражались от построек, а бесконечно делились, гасились, поглощались), что способствовало комфортному проживанию человека, о чем еще будет идти речь дальше. Получается, что центры Санкт-Петербурга и Москвы, где сохранились дореволюционные постройки, — живые (как человек и все живые существа созданы по законам золотого сечения), а новостройки, находясь в диссонансе с человеком, образуют мертвый город.

Широко известен афоризм «Архитектура — это застывшая музыка».

В наши дни он дополняется выражением — «ожившая музыка», обозначающим результат, который позволяет музыке звучать в помещении естественно и впечатляюще. Но только ли об акустике свидетельствует этот афоризм? Для ответа на этот вопрос проведем небольшой экскурс в историю.
Упомянутый афоризм приведен в «Лекциях по философии искусства» (1842 г.) немецкого философа и теоретика искусства Фридриха Вильгельма Йозефа Шеллинга. Однако ему принадлежит только сама эта формула, ныне широко известная, но мысль уподобить архитектуру музыке встречается и раньше. В «Изречениях в прозе» (беседа с Эккерманом, 23.03.1829 г.) немецкий поэт, государственный деятель, мыслитель и естествоиспытатель Иоганн Вольф­ганг фон Гёте приходит к аналогичному выводу: «Архитектура — онемевшая музыка». Схожая мысль есть и у знаменитой французской писательницы Анны-Луизы Жермен де Сталь. В своем романе «Коринна» (1807 г.) она пишет, что архитектура собора Святого Петра в Риме подобна «непрерывной и закрепившейся музыке». И, наконец, один из самых значительных лирических поэтов Древней Греции Симонид Кеосский (556–468 гг. до н. э.) писал: «Живопись — немая музыка, а поэзия — говорящая живопись». Получается, что афоризм Шеллинга есть парафраз предыдущих одинаковых по смыслу высказываний. Таким образом, сквозь века до нас дошли образные выражения, говорящие не об отсутствии музыки архитектуры, а о различных оттенках ее звучания (застывшего, онемевшего, закрепившегося немого), фиксируемых человеческими органами чувств, но никак не при помощи современной измерительной аппаратуры. Что же касается городской акустики, то по отношению к музыке архитектуры приведенный афоризм имеет второстепенное значение. К тому же при использовании человеком зданий для него важна не только акустика.

Акустическое проектирование зданий и сооружений в наши дни охватывает решение задач строительной акустики (звуко- и виброизоляция помещений различного рода и назначения) и архитектурной акустики (акустический дизайн). Акустический дизайн-проект увязывает в единое целое отделочные материалы и конструкции, инженерные системы, мебель, конструкции окон и дверей, занавески и люстры, а также все другие большие и малые элементы интерьера, которые, безусловно, влияют на достигаемый результат — параметры акустической среды и уровень акустического комфорта. Как видим, в акустическом проектировании сегодня не учитывается коэффициент золотого сечения по естественным человеческим мерам — по саженям. Качество же акустики ныне достигается не в результате проектирования основной конструкции здания, а в результате многочисленных дополнений.

Что такое сажени?

Исследователи заметили, что сажени происходят из соотношений построения всего сущего, природного, того, что мы видим вокруг. И самое главное, на что ученые обратили внимание, так это на пропорции строения человеческого тела, в соответствии с которыми человек хотел видеть свое жилище. Бытовое определение названий наиболее ходовых в Древней Руси саженей и их частей (косая, маховая, локоть, стопа, пядь, пясть и т. д.) дает основание предполагать, что в основу меры положены части человеческого тела. Даже само название «сажень», как полагают исследователи, происходит от слова «сягать» — шагать (отмеряя шагами — соизмерять). Сажени позволяют построить жилое помещение пропорциональное и гармонизированное по отношению к размерам и пропорциям человека, соответствующее колебаниям и волнам природных процессов.
Сохранилось выражение «косая сажень в плечах», которое применялось на Руси для характеристики человека с очень широкими плечами. На самом деле таких плечей не существует, потому что даже «прямая» сажень — это расстояние между большими пальцами вытянутых в противоположные стороны рук человека, — оно равно 152,76 см, а косая сажень — это расстояние от пальцев правой (или левой) ноги стоящего человека до конца пальцев вытянутой по диагонали левой (или соответственно правой) руки — 216,04 см. Однако часть не может быть больше целого.

Историки и архитекторы признают, что в Древней Руси имело хождение более 10 разных саженей, у которых были свои названия. Переведенные по длине в привычные для нас сантиметры, для упрощения пользования, сажени не являются измерительным инструментом, так как не имеют эталонной длины, хотя и применяются иногда для измерения. Как и тела не имеют размерности, так и сажени не обладают метричностью. Сажени — это инструмент соизмерения и пропорционирования.

Известно соотношение сажени и ее элементов: полсажени = 1/2 сажени, локоть = 1/2 полсажени (1/4 сажени), пядь = 1/2 локтя (1/8 сажени), пясть = 1/2 пяди (1/16 сажени), вершок = 1/2 пясти (1/32 сажени).

Обилие саженей различных видов, их диспропорциональность в единой кратности и несоразмерность никакому другому мерному инструменту привели исследователей к предположению о существовании строгой системы пропорционирования — по золотому сечению. Или, что то же самое, кратность всех саженей золотому числу Ф = 1,618033989... .

Известно, что пропорции, базирующиеся на золотом сечении, отличаются исключительно высокими эстетическими качествами и определяют наивысшую соразмерность между целым и его частями. А это означает, что древнерусские здания и сооружения, начиная с храмов и дворцов и кончая халупами под соломенной кровлей, несли в себе элементы гармонии золотого сечения.

Кроме этого, выявлено, что в структуру древнерусской системы мер (саженей) заложены свойства числового ряда Фибоначчи.
Числа Фибоначчи — это элементы числовой последовательности: 0, 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144, 233, 377, 610, 987, 1 597, 2 584, 4 181, 6 765, 10 946 …, в которой каждое последующее число равно сумме двух предыдущих чисел. Нетрудно заметить, что с увеличением порядковых номеров членов деление последующего члена на предыдущий член всё более приближается к золотому числу Ф.

Получается, что сажени несут в себе глубокую информацию о гармонии мироздания, отраженную в числах.

Инструмент создания объема

Проектирование зданий и сооружений по саженям отличается от проектирования по одной базисной единице (метру, дюйму и т. д.), потому что сажени выступают не как единицы длины, а как инструмент создания объема. Сажени отражают в статике те постоянные процессы движения в гармонии и пропорциональности, которые мы наблюдаем в природе.
При использовании саженей гармоничные размеры придают зданиям и сооружениям следующие свойства: красоту, долговечность, прочность, отличную акустику, оздоровительный эффект для людей, гармонизацию пространства.

В помещениях, построенных по саженям, никакой кратности мер нет, ибо сами сажени ее не имеют. Они всегда выражаются друг через друга иррациональным числом. К тому же чем дальше сажени отстоят друг от друга и чем больше их откладывается в одном измерении, тем меньшей длины отрезок может оказаться кратным им. А чем меньше кратное, тем меньшей энергией обладает стоячая волна, возникающая в помещении. Более того, уменьшение кратности расстояния и разбалансировка стоячих волн может привести не только к их отсутствию в помещении. Это ведет также к возникновению волн, резонирующих с колебаниями человеческого организма. Помещение перестает быть фильтром-резонатором нескольких гармоник и наполняется волнами (звуковыми, электромагнитными и др.), излучаемыми самим человеком, которые для него благостны.
Становится ясно, что пропорционирование частей зданий и сооружений, соответствующее природным пропорциям и пропорциям человека, его восприятию действительности и ощущениям, является важнейшим фактором нормального функционирования человеческого организма. Поэтому помещение, построенное по саженям, становится наилучшим для труда и проживания людей

Именно помещения, не имеющие кратности ни одному измерителю, ни в длину, ни в ширину, ни в высоту, и создавали наши предки. По этой причине в старинных церквях и домах люди и сегодня чувствуют себя уютно, спокойно и расслабленно, словно под воздействием благодати — гармонизирующих и лечебных факторов (хотя многие ныне живущие люди и не понимают, что за этим стоит).
Получается, что сажени — это комплекс инструментов, позволяющий проектировать и возводить гармоничные объекты различного назначения. Такой результат достигается потому, что сажени соразмерны между собой, пропорциональны природным объемам и фигурам людей разного роста.

Происхождение саженей

Соизмерительные инструменты, сажени, применялись не только при строительстве русских храмов, дворцов и жилых зданий, но и более древних со­оружений в мире, например, египетские пирамиды, Стоунхендж и Аркаим.
Ученые около 100 лет бьются над расшифровкой и восстановлением утерянных саженей. Значительный прорыв произошел после 1970 года, когда в Новгороде в церкви Параскевы Пятницы (1207 года постройки,
т. е. более 800 лет назад) в слоях начала XIII в. были найдены обломки деревянного мерила новгородского зодчего. В процессе исследований сначала архитектору А. А. Пилецкому, а потом А. Ф Черняеву удалось не только восстановить его полностью, но и показать, что оно являлось одновременно измерительным и соизмерительным инструментом. На одной грани были нанесены мерки всех саженей, а остальные три грани в комплексе с первой представляли собой своеобразную логарифмическую линейку, позволяющую очень просто подбирать золотые пропорции! Заодно были вычислены недостающие сажени и уточнены размеры известных. Используя системную зависимость между размерами саженей, «сложившихся» в Древней Руси, А. А. Пилецкий пришел к построению системы пропорционирования, условно названную им как «Древнерусский всемер», который стал важнейшим архитектурным открытием XX века в России.

Тотальная стандартизация

К XVIII веку насчитывалось до 400 различных по величине единиц мер, употребляемых в разных странах. Их разнообразие затрудняло торговые операции, поэтому каждое государство стремилось установить единообразные меры для своей страны.
С введением метра (07.04.1795 г.) в мире началась распространяться тотальная стандартизация мер длины. Национальным Конвентом Франции был принят Закон о введении Метрической системы мер, который определил в качестве единицы длины метр, а единицы площади — квадратный метр.
В царской России метр как эталон был допущен к использованию с другими традиционными мерами — по закону от 04.07.1899 года о клеймении мер и весов.

11.09.1918 года Совет Народных Комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Рес­публики принял декрет «О введении международной метрической десятичной системы мер и весов». Полный же переход к метрической системе был завершен к 01.01.1927 года. Проектирование по саженям было запрещено. Устанавливалось использование только «революционного» метра.
Несмотря на тяжелые условия жизни народа Российской империи и массовую неграмотность, люди верили в светлое будущее, желали иметь семью и детей, исправно трудились и заселяли Сибирь и Забайкалье. Архитектурные шедевры дореволюционной России стали основными архитектурными достопримечательностями нынешней России: храмы, усадьбы, палаты, а также украшенные неповторимыми узорами избы.
Со времени установления в России метрической системы начались глобальные изменения в архитектуре, следствием которых стало создание современных обезличенных городов, состоящих из модульных многоэтажек и высоток. Очень хорошо видно, как менялась архитектура в разные периоды советской власти: сталинские дома — пятиэтажки (хрущевки) — девятиэтажки (брежневки) — двенадцатиэтажки — современные небоскрёбы. Недаром так ценятся сталинские дома — архитекторы того времени могли помнить о саженях и использовать коэффициенты гармонии, выражая результат в метрах.

Нынешнее российское общество переживает глубокий общественный кризис, связанный с глубоким общественным кризисом мирового сообщества. Прозападная часть российского общества, основанного на коммерциализации социальных взаимодействий, не приемлет не только духовного устремления своих прадедов, но и собственно человека. В представлении этой части общества человек перестал быть мерой всех вещей, превратившись в главную помеху максимального извлечения прибыли. В измененных и потому неконтролируемых параметрах человеческий фактор волнует биржи, рушит банки и мешает «правильному» функционированию рыночных механизмов. Человек — это collateral damage (термин из PR-кампании по оправданию бомбардировок Югославии, буквально означает «сопутствующий ущерб»).

Разрушение российских традиций, включая отказ от понятия человека как меры всех вещей, привели страну к демографической катастрофе. Россия почти потеряла культурный пласт самобытной жизни в деревне. Большая часть россиян живут в городах. В Сибири и Забайкалье стремительно сокращается коренное население. Несмотря на кажущийся комфорт современных городов, а также увеличение продолжительности жизни человека, у людей теряется вера в будущее.

Сравнивая здания и сооружения царской России, которые строилось по традиционным мерам — саженям, и последующей России, просуществовавшей в системе СИ около 100 лет, можно отметить победу в строительном комплексе сил коммерции и глобализации. Следствием этого является возникновение безликой модульной архитектуры, поставленной на поток, мертвых объемов современных квартир и городских кварталов, а также безудержный рост депрессий у их обитателей. Выход из этой печальной ситуации может быть только в результате возрождения лучших российских традиций — природного мировоззрения, нравственности, строительства зданий и сооружений с учетом коэффициента золотого сечения, по естественным человеческим мерам — по саженям.

Александр Витальевич Горский,
доктор философии в области философии и психологии личности (Ph.D.),
член-корреспондент Петровской академии наук и искусств


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад