все записи



Дата: 24.11.2013
«Вестник строительного комплекса» № 89-90
Рубрика: Инфраструктурное строительство

«Разрушители» работают на будущее


Разрушение и снос зданий в последние двадцать лет, можно сказать, выделились в новое самостоятельное направление в российском строительном комплексе. Сотни фирм в разных регионах России предлагают свои услуги в этой области. Часть из них — узкоспециализированные, созданные только для этого бизнеса, но большинство занимаются разными направлениями, осваивая новый востребованный вид работ по мере необходимости.

В Москве прошел семинар, который организовала Европейская ассоциация по разрушению и сносу (The European Demolition Association, EDA). Она была создана в 1978 году и входит в состав Всемирной организации по разрушению и сносу. Генеральный секретарь ассоциации Жозе Бланко рассказал, что в мире эта отрасль сформировалась в 1960–1970-х годах прошлого века, когда появилась необходимость в массовом сносе старого жилья и выводе многих предприятий за черту городов. Он также сказал: «В Европе нас называют разрушителями. Мы не обижаемся, ведь не разрушив старое, не построишь новое».

Технологичный мировой бизнес

По словам представителей EDA, в Европе этот вид бизнеса востребован потому, что здания быстро устаревают, даже не столько физически, сколько морально. Меняются требования к теплотехническим свойствам наружных конструкций, к планировке и архитектуре зданий, появляются новые, более совершенные строительные материалы. Такие постройки выгоднее быстро снести и тут же построить что-то новое. Конечно, речь не идет о зданиях и сооружениях, имеющих историческую ценность.
«Разрушение и снос зданий, — подчеркнул Жозе Бланко, — это сложный, ответственный, порой даже опасный вид деятельности. Особенно, если речь идет о работах в стесненных условиях городов, где рядом находятся жилые постройки, проходят транспортные магистрали, подземное пространство пронизано всевозможными коммуникациями».

По словам Стефано Пансери, одного из руководителей EDA, современные требования к «разрушителям» очень высокие: нужно в короткие сроки разобрать здание, производя как можно меньше шума и пыли, чтобы не причинять неудобства людям, живущим и работающим рядом, быстро освободить площадку от мусора и подготовить ее под новое строительство или провести благоустройство.

Для выполнения этих требований были разработаны определенные технологии, создано множество различной специализированной техники и оборудования, отработаны методики по подготовке проектировщиков, инженерных и рабочих кадров. Более того, ход работ скрупулезно продумывается на стадии подготовки к сносу, включая реализацию строительных отходов: часть их идет для повторного использования, часть дробится и направляется для вторичного использования на строительстве дорог или работах по благоустройству и т. п.

Еще 30–40 лет назад одним из основных методов сноса было разрушение зданий с помощью шар-бабы (вспомним эпизод из фильма «Покровские ворота»). Если разбиралось высокое здание, рядом делали земляную насыпь, чтобы с нее вести демонтаж. Нынче в арсенале у «разрушителей» суперэкскаваторы с различным навесным оборудованием: это гидромолоты, которые легко дробят даже гранит, гидроклещи, гидроножницы, которые «разгрызают» любой бетон, перекусывают бетонные балки, колонны, металлоконструкции. Если вместо ножниц устанавливают грейфер, он «пережевывает» конструкции на мелкие части. Фирмы-«разрушители» приобретают полный комплект оборудования, необходимого для переработки и вывоза строительных отходов.

На семинаре показали фильм, как по новейшей технологии была разобрана высотка в одном из французских городов. Разборка здания велась сверху вниз с использованием больших подвижных платформ — кондукторов и мощных кранов. Вокруг верхних этажей устанавливаются своеобразные леса, как бы накрытые колпаком. Это делается, чтобы пыль и мусор не разлетались вокруг стройки. Небольшой, но мощный экскаватор-робот разбирает сначала навесные элементы, затем несущие конструкции. Робот передвигается по лестницам вниз, пока не достигает уровня основания. Здание высотой в 25 этажей было разобрано, а площадка подготовлена под новое строительство за три месяца. При прежних методах это заняло бы не меньше полугода.

Есть похожая технология, при которой с помощью мощных домкратов на верхнем этаже фиксируется крыша здания, и по мере разборки она опускается вниз до первого этажа. За четкостью работ следят с помощью компьютеров.

Сегодня в мире по разработке техники и оборудования для разборки зданий лидирует Япония. Японцы даже сумели энергию, образующуюся при спуске обломков стройматериалов, преобразовать в электрическую, и она обслуживает нужды строительства. Для этого на стреле крана устанавливается мини-электростанция, генерирующая энергию спуска.

Недавно японцы предложили более совершенную технологию по разборке высотных зданий — «снизу вверх». Ее суть в том, что несущие конструкции первого этажа заменяют мощные домкраты. С межэтажного пространства выбирают все стройматериалы, а затем аккуратно опускают здание и приступают к разборке следующего этажа. Плюс этой технологии в том, что строительные отходы можно сортировать и утилизировать по ходу работ. При этой технологии практически не бывает пыли, резко снижается уровень шума и вибраций от стройки.

Японцы идут по пути быстрой замены устаревших зданий. Так, за последнее время к сносу «приговорено» около сотни высоток.

Сносить ветхое: от Москвы до самых до окраин

Главное направление деятельности для «разрушителей» в российских городах — это снос морально и физически устаревших зданий и сооружений: домов первых массовых серий и ветхого жилья разных лет постройки, а также освобождение площадей после вывода промышленных предприятий за черту городов.
Больше всего работы по разрушению и сносу — в Москве и Петербурге.

В Москве программы по сносу домов первых массовых серий начали осуществлять еще в 1995 году. Тогда и зародился новый вид бизнеса по разрушению и сносу. Опыта у правительства Москвы, как и у вновь созданных фирм, не было. Это сказалось на выборе методов разрушения — первые пятиэтажки взрывали, что к тому времени в мире было запрещено делать в городах. Позднее Москва тоже отказалась от взрывов, поскольку они представляют опасность для окружающей застройки. Метод взрыва сегодня используется, ведь он один из самых эффективных, но его можно применять вне городской черты или, если нельзя применять другие. Например, при сносе высоких заводских труб.

Как заявил заместителя мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин, в городе осталось снести около 340 пятиэтажек 1957–1968-х годов постройки, 90 из них снесут в этом году. А на подходе снос домов более поздних серий, так что у «разрушителей» работы хватает.
Среди приоритетных программ в России программы по сносу ветхого жилья. Они разработаны во всех регионах страны. Например, в Нижнем Новгороде такую программу приняли еще в 2007 году, но начали осуществлять только в 2011 году. До 2015 года планируется расселить около 2 тыс. домов, где проживает почти 7 тыс. семей. Старое жилье — один из болезненных и нерешенных вопросов в городе. С одной стороны, властям под давлением общественности приходится думать, как сохранить уникальную атмосферу старинного купеческого города, с другой — дома, десятки лет не видевшие ремонта, ветшают и становятся непригодными для жилья. Работы по разрушению и сносу ведут не только нижегородские, но и московские, и петербургские, и владимирские фирмы. Так что конкуренция в этом бизнесе нешуточная.
В ряде российских регионов продолжается выведение промышленных предприятий за черту городов. В частности в Москве началась очистка территории бывшего завода Красная Пресня, где предстоит снести 19 зданий. Недавно Сергей Собянин подтвердил, что московское правительство придерживается политики избавления города от промышленных предприятий.

Однако с выводом предприятий не все так просто. Осторожнее относится к этому вопросу, например, правительство Санкт-Петербурга, считая, что выводить надо только вредные производства, а остальные трогать нельзя. А, например, Российский комитет рабочих вообще считает, что вывод предприятий нередко заканчивается их уничтожением.

В России объявлена война самострою

В последнее время у фирм, занимающихся разрушением и сносом зданий и сооружений, появилось новое поле деятельности — незаконно возведенные постройки. Как признаются сами «разрушители», это их совсем не радует. Ведь, когда в стране не хватает жилья, разрушать построенные дома, лишая жилища несчастных дольщиков, — это ненормально.

Но, безусловно, у такого вида деятельности есть моральные оправдания. Есть Гражданский кодекс Российской Федерации, где пункт 1 статьи 222 дает четкое определение самострою: «Самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил». Есть Административный кодекс России, согласно которому самовольное строительство карается законом: по решению судов назначаются штрафы, самовольно построенные здания и сооружения сносятся за счет нарушителей.
Но вера в то, что деньги в нашей стране могут все, толкает потенциальных застройщиков на нарушение законов. Практически по всей стране, включая обе столицы, в последние годы массово шло стихийное строительство. Но игры с государством — штука опасная, и в этом убедились те, кто проиграл суды.
Особенно много сообщений о сносах с Кубани. Оно и понятно, благословенный край притягивает переселенцев. Впрочем, может быть, здесь просто активнее действует администрация. Недавно на одной из пресс-конференций глава Краснодара Владимир Евланов в очередной раз заявил, что в городе будут приняты все меры по борьбе с самостроем.

В Москве, как уже сообщалось в нашем журнале, мэр Сергей Собянин тоже объявил войну незаконному строительству. Начиная с 2010 года, проводились проверки десятков объектов капитального и некапитального строительства, расположенных вблизи станций Московского метрополитена, крупных транспортно-пересадочных узлов и автомагистралей. По итогам проверок было установлено, что в этих зонах расположено 68 самовольно возведенных объектов. Из них 4 капитальных и 27 временных сооружений, возведенных из быстровозводимых конструкций, расположены вблизи станций метро. Сейчас идет снос этих построек. Например, на Волгоградском проспекте у станции метро «Текстильщики» был снесен торговый центр «Несси» общей площадью около 700 кв. м.

В Петербурге была объявлена своеобразная «амнистия» нарушителям законов: тем, кто добровольно заявит о себе, после занесения их в списки предоставлялся год для оформления законности постройки. Ну, а кому суд отказал, уж извольте снести строение.

Татьяна Курапина


Полная или частичная перепечатка материалов - только с письменного разрешения редакции!


«« назад